Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Песня для новых дней


Все хорошо знают, кто виноват, если в кране нет воды. А заодно и во всех остальных бедах. Ведь не хочется сказать себе: "Сам дурак", правда? Как сказал герой рассказа А, Чехова: "Виновен не я, а все прочие". Подход соблазнительно  удобен и принят на вооружение во всемирном центре вранья: украинцы обстреливают сами себя, чтобы обвинить невинных россиян, Навальный сам себя травит с той же целью...

Израильские военные, по словам Эрдогана, стали убийцами детей, а аятолла Хомейни провозгласил, что Израиль открыто (!) угрожает некоторым государствам уничтожением. Я уже около 25 лет живу в Израиле и ни разу не слышал угроз какому-нибудь государству не то, что на официальном, но даже на бытовом уровне. Наверное, в Иране тоже есть свой Урюпинск, в котором живёт доверчивая тётя Дуся, верящая всему тегеранскому бреду.

6 лет назад в Израиле появился окестр "Филькат Альнур", в котором работают евреи и арабы, религиозные и светские. Их направление - знакомство израильтян с восточной музыкой. Они исполняют музыку стран всего Ближнего Востока - Египта, Сирии, Ливана, Ирака и стран Северной Африки.

Collapse )

Фламенко


                         Так плачет закат о восходе,
                         Так плачет стрела без цели,
                         Так песок раскалённый плачет
                         О прохладной красе камелий...
                                                         (Ф.Г.Лорка)

Вы задумывались над тем, что Чайковского, Глинку, Рахманинова знают и исполняют во всём мире, а Рубинштейна - нет? И это не потому, что Рубинштейн менее талантлив,  а потому, что он исповедовал интернациональное, общемировое искусство, не основанное на  традициях, культуре, ментальности какого-либо народа.

А особенности создателя искусства -  народа, утверждал историк Л.Гумилёв,  формирутся под влиянием географических условий его обитания. Общемирового искусства быть не может, потому что нет общемировых географических условий . Общемировое искусство можно интерпретировать только как мозаику из национальных искусств, где каждый камешек является элементом целого, и его удаление нарушает всю картину. Нельзя считать, что матрёшка менее ценна, чем китайский фонарик, или бумеранг менее ценен, чем сфинкс. Поэтому обычное стремление любой империи уничтожить язык, традиции, культуру какого-нибудь побеждённого народа - это разрушительное  явление для  цивилизации. Сопротивляясь этому разрушению, человечество уничтожает империи.

А чаще всего и культура одного народа является тоже "мозаикой", как и сам этот народ. "Чистых" народов почти нет. Таковы и испанцы.

Collapse )

Песня морю


О соленое море, сколько в тебе соли!
Это слезы Португалии.
За то, что овладела тобой, сколько матерей плакало,
Сколько детей молилось напрасно!
Сколько невест осталось незамужем,
Чтобы ты было нашим, о море!

Стоило ли это того? Да,
Если душа не мелкая.
Кто хочет выйти за пределы Боджадора*,
Должен выйти за рамки боли.
Море несёт опасность и гибель,
Но это то, что отражает небо.

*Боджадор - мыс на западе Африки.

Стихи Фернандо Пессоа, исполняет Дульче Понтес.

Эйн ли эрец ахерет - нет у меня другой страны


Нет у меня другой страны,
Даже если моя земля пылает.
Только слово на иврите проникает
В мою кровь, в мою душу.
Ноющим телом,
Ненасытным сердцем [ощущаю] -
Здесь мой дом.

Я не промолчу, что моя страна
Изменила свой облик.
Не откажусь от нее, буду напоминать ей
И петь здесь ей на ухо,
Пока она не откроет глаза.

Автор музыки Корин Альаль из Тунса.  Слова написал Эхуд Манор, уроженец Палестины.

Сегодня - йом ацмаут, день провозглашения независимости Израиля в 1948 году.

Нет пути назад

                        Ты не прячь глаза, погляди:
                        Нет пути назад, нет пути.
                        Ты навеки наш, не ищи ты
                        Ни спокойствия, ни защиты.
                                        (фильм "Господин 420")

Много лет назад к римскому Колизею средь бела дня подъехали подъёмный кран и тяжёлый грузовик. Рабочие поднялись на верх стены и вырезали огромный кусок. Потом его краном погрузили на машину и увезли.

Полицейские не среагировали, они решили, что идут какие-то реставрационные или научные работы. И только позже выяснилось, что часть стены украдена. Возможно, кто-то захотел иметь в своём саду историческую реликвию...

Прошло много лет, но украденная часть стены так и не найдена.

Какая-то высокопоставленная сеньора (уже не помню, кто именно), узнав об этом, сказала: "Все итальянцы или святые, или воры".
Collapse )

Говорящая музыка



В 2010 году в Колумбии уже полвека шла гражданская война между правительственными войсками и группировкой ополчения ФАРК - Fuerzas Armadas Revolucionarias de Colombia - леворадикальная группировка, вдохновляемая идеями Маркса, Ленина и Боливара, признанная многими странами террористической. Основным источником доходов ФАРК были наркотики и выкупы за похищенных людей.

В том же 2010 году полковник Хосе Эспехо мог выходить на пенсию после 22 лет военной службы. Но он не мог уйти, оставив в плену у ФАРК пленных солдат. Ну, подобно тому, как генерал Власов попал к немцам из-за того, что не мог бросить своих солдат. Потом Власов воевал против СССР, о чём в упор не желают вспоминать прокремлёвские историки, предпочитая брызгать слюной на Бандеру, который был арестован немцами уже 5 июля 1941 года и почти до конца войны просидевший в концлагере Заксенхаузен.

План освобождения пленных разрабатывался, но полковник хотел передать пленным солдатам сообщение, которое бы их подбодрило и стимулировало к побегу в лес, ведь туда скоро придут свои.

Он обратился к рекламщику Хуану Карлосу Ортису, который прославился своим антинаркотическим рекламным роликом, за что получил каннского «Золотого льва». Но успех ролика вызвал не только признание в мире рекламщиков, но и угрозы со стороны ФАРК, получавших немалые доходы от производства и контрабанды кокаина. И рекламное агентство Leo Burnett перевело Ортиса в свой нью-йоркский офис. Туда и позвонил Эспехо и объяснил, что послание должно быть понятным для заложников и невидимым для похитителей и должно давать пленным надежду и мотивацию на побег.
Collapse )

Мы жили вместе — и мы умрем вместе


                         Ибо крепка, как смерть, любовь
                                                    (Песнь песней)


На печально знаменитый "Титаник" была продана только половина билетов, так как в апреле спрос на трансатлантические путешествия был традиционно низким, а стоимость поездки была очень высокой из-за повышенной комфортности, даже роскоши корабля. Пассажиры первого класса платили за двухместную каюту 85 тысяч фунтов сегодняшними деньгами. Они имели возможность плавать в бассейне, играть в сквош на корте, посещать ресторан «a-la carte», два кафе, курительный салон, наслаждаться видами на двух прогулочных палубах. И еще одно преимущество оказалось впоследствии бесценным – близость к спасательным шлюпкам.

Среди пассажиров первого класса оказались Ида и Исидор Штраус. Они оказались там случайно, потому что должны были плыть в Америку на другом судне, но из-за шестинедельной забастовки угольщиков были приостановлены поставки топлива для морского транспорта компании White Star Line, владельца «Титаника», поэтому все другие рейсы через океан были отменены, а имеющиеся запасы угля «переброшены» на новое судно, чтобы оно вышло в свой первый рейс.

Исидор Штраус, совладелец универмага Macy’s, и его жена Ида входили в число самых богатых пассажиров рейса. Они возвращались в NY из Германии, где навещали многочисленных родственников. Германия была их родиной, но и Ида и Исидор еще детьми переехали в Америку со своими семьями, и поженились, когда невесте было 22, а жениху 26 лет. И хотя их познакомили, как это было принято в еврейской среде, без сомнения этот брак был «заключен на небесах». Любящая, преданная друг другу пара ежедневно обменивалась письмами в недолгие периоды разлуки. Сохранилась вся их переписка, свидетельствующая об искренних глубоких чувствах мужа и жены.

Collapse )

Пророчество


Я в дом войду. Твой тихий дом.                        «Кого ты помнишь?»              
Ты вспомнишь обо мне.                                     «Всех. А ты?»                       
Ты в кресле будешь. В тишине                         «И я».                            
Я сяду за столом.                                               «Ты счастлив был?»                                     
                                                                             «О, да! Сбылись мои мечты,                                                                
Устало спросишь: «Ты ждала?»                        Я всё осуществил».                             
Я прошепчу: «Всю жизнь…»                 
Ты спросишь: «Где же ты была?»                     «Ты всё успел?»       
А я скажу: «Во лжи».                                          «Наверно, да. А ты?»                                                             
                                                                             «Наверно, нет».                                                                                                                                                       «Когда я умер, обо мне                 
«Кому лгала?»                                                    Ты плакала?»                                        
«Себе и всем».                                                   «Всегда».
«А в чем?»                                               
«В том, что в друзей                                          «Какой же ты была?»                       
Не верю и в любовь».                                       «Смешной, ты сам тогда сказал».                             
«Зачем?»                                                           «Кто звал тебя своей женой?»                                                  
«Чтоб было веселей».                                      «Тот, кто меня не знал».                            
                                                                       .
«И было?»                                                         «О чем жалела?»
«Нет».                                                                «Ни о чем»                                                       
«Так для чего?»                                                «Чего хотела?»                                       
«Чтоб успокоить боль».                                   «Жить».                              
«Любила многих?»                                           «О чем мечтала?»                                  
«Одного. Тебя. Но ты ушел».                           «О своем...»                   
                                                                           «А все-таки?                                                                   
«Была ли замужем?»                                       «Простить».
«Была».                                                                                                                       
«А счастье было?»                                           «Что ты оставила?»                                  
«Да».                                                                 «Себя. В стихах и в музыке. В деталях.
«А от чего ты умерла?»                                   В прохладных клавишах рояля».                           
«Не помню. Ерунда».                                       «Они теперь скорбят…»
                                                                   
«А как давно?»                                                  Я помолчу. Ты помолчишь.                                         .
«Дней пять назад».                                           Забрезжится рассвет.
«Как ты меня нашла?»                                     Ты спросишь: «Ты ещё грустишь?»                             
«Я видела твои глаза,                                       А я отвечу: «Нет.                              
Когда я умерла».                                               
                                                                            Мне больше не о чем грустить –                                                                                                                            Ты вспомнил обо мне».                                                              
«А дети есть?»                                                                                           
«Есть: сын и дочь».                                           И из-под ног сорвется жить
«А где они?»                                                      Последний первый снег…                                                
«Внизу».                                                       
«А там внизу, наверно, ночь.                                               Оля Майер                            
Я свечи принесу».                                                                19 января 2004 года.                                      

«Ты вспоминал меня?»                               
«Почти… почти не вспоминал».               
«А я звала тебя…»                                     
«Прости».                                                 
«…но ты не отвечал».
                                                                     

"Все совдепы не сдвинут армий, если марш не дадут музыканты" (Маяковский)

Вот чего не в состоянии был понять Зеленский, когда отменил военный парад 24 августа.