Category: литература

ХОХОТАЛА СИРЕНЬ, ПОДСТАВЛЯЯ ЦВЕТЫ ПОЦЕЛУЯМ...



Хохотала сирень, подставляя цветы поцелуям.
Ветер жадно их пил, растрепав непослушную гриву.
Ливень плакал взахлеб, к ветру страшно красотку ревнуя,
И забыться хотел, обнимая плакучую иву…




А сирень все цвела, все пьянела от шепота ветра,
Всей листвою рвалась обнимать его голые плечи.
И делила с ним страсть, и ласкала его до рассвета.
Только он улетел - слишком ветренный, слишком беспечный…

Collapse )

Пророчество


Я в дом войду. Твой тихий дом.                        «Кого ты помнишь?»              
Ты вспомнишь обо мне.                                     «Всех. А ты?»                       
Ты в кресле будешь. В тишине                         «И я».                            
Я сяду за столом.                                               «Ты счастлив был?»                                     
                                                                             «О, да! Сбылись мои мечты,                                                                
Устало спросишь: «Ты ждала?»                        Я всё осуществил».                             
Я прошепчу: «Всю жизнь…»                 
Ты спросишь: «Где же ты была?»                     «Ты всё успел?»       
А я скажу: «Во лжи».                                          «Наверно, да. А ты?»                                                             
                                                                             «Наверно, нет».                                                                                                                                                       «Когда я умер, обо мне                 
«Кому лгала?»                                                    Ты плакала?»                                        
«Себе и всем».                                                   «Всегда».
«А в чем?»                                               
«В том, что в друзей                                          «Какой же ты была?»                       
Не верю и в любовь».                                       «Смешной, ты сам тогда сказал».                             
«Зачем?»                                                           «Кто звал тебя своей женой?»                                                  
«Чтоб было веселей».                                      «Тот, кто меня не знал».                            
                                                                       .
«И было?»                                                         «О чем жалела?»
«Нет».                                                                «Ни о чем»                                                       
«Так для чего?»                                                «Чего хотела?»                                       
«Чтоб успокоить боль».                                   «Жить».                              
«Любила многих?»                                           «О чем мечтала?»                                  
«Одного. Тебя. Но ты ушел».                           «О своем...»                   
                                                                           «А все-таки?                                                                   
«Была ли замужем?»                                       «Простить».
«Была».                                                                                                                       
«А счастье было?»                                           «Что ты оставила?»                                  
«Да».                                                                 «Себя. В стихах и в музыке. В деталях.
«А от чего ты умерла?»                                   В прохладных клавишах рояля».                           
«Не помню. Ерунда».                                       «Они теперь скорбят…»
                                                                   
«А как давно?»                                                  Я помолчу. Ты помолчишь.                                         .
«Дней пять назад».                                           Забрезжится рассвет.
«Как ты меня нашла?»                                     Ты спросишь: «Ты ещё грустишь?»                             
«Я видела твои глаза,                                       А я отвечу: «Нет.                              
Когда я умерла».                                               
                                                                            Мне больше не о чем грустить –                                                                                                                            Ты вспомнил обо мне».                                                              
«А дети есть?»                                                                                           
«Есть: сын и дочь».                                           И из-под ног сорвется жить
«А где они?»                                                      Последний первый снег…                                                
«Внизу».                                                       
«А там внизу, наверно, ночь.                                               Оля Майер                            
Я свечи принесу».                                                                19 января 2004 года.                                      

«Ты вспоминал меня?»                               
«Почти… почти не вспоминал».               
«А я звала тебя…»                                     
«Прости».                                                 
«…но ты не отвечал».
                                                                     

Иллюстрация к басням о "гражданской войне"



Боевик "ЛДНР" Тимур Ковальский в 2015 году случайно продемонстрировал часть т.н. "помощи", которую из России доставляют на оккупированную территорию Украины. Об этом сообщал блогер Фашик Донцкий в Twitter.

"Как неудобно получилось - спалил "гуманитарку" из РФ. Урод, для которого Донецк - это истинное лицо "русского мира". Именно русского, ибо "русский мир" - это орда, а не славяне. Думаю, "мыгыбы дыныры" тр*хнет тупого казаха за тупость".

На снимке из публикации Ковальского - грузовой автомобиль, перевозящий военную технику. Из комментариев к публикации:

Нурали Айтиленов. Трофей везёт?
Тимур Ковальский. Нее! Гуманитарка)))
Наталья Слипко. Тимур, ахаха точняк))

А вот свежее сообщение. С очередным гумконвоем боевики получили пртивотанковые ружья времён второй мировой войны. Понятно, купленные в военторге.

Куда несёшься ты, дай ответ! (Гоголь)



44-летняя британка Сью Рэдфорд, мать 21 ребенка, забеременела в 22-й раз в жизни и опубликовала на своем YouTube-канале видеоролик https://youtu.be/8RcOi5bQ1vk, посвященный этому событию.

В ролике показано, как Сью посещает врача и ей делают ультразвуковое обследование, показывающее, что плод на 15-й неделе развивается нормально.

Пол ребенка пока невозможно определить, Сью говорит, что надеется родить мальчика: тогда в ее семье всё будет "симметрично" – 11 девочек и 11 мальчиков.

Британские СМИ отмечают, что в прошлом году Сью говорила, что больше не будет заводить детей.

Разговаривает она не менее активно, чем рожает.

По этому поводу можно сказать так много, что я лучше промолчу.

Майдан запустил исцеляющие механизмы для нашей культуры


На фото - Марианна Ярославовна Кияновская, поэтесса, переводчик, критик и литературовед, координатор Львовского отделения Ассоциации украинских писателей, член Национального союза писателей Украины.

С ней разговаривала Дарья Дяденко. Разговор был опубликован на https://lb.ua, а прочитать его запись можно на cursorinfo.co.il. Речь шла о презентации  книги Марианны Кияновской «Бабий Яр. Голосами», темой которой является холокост.

Я приведу только некоторые моменты.

Насколько громко звучит тема Холокоста в Украине и в литературе в частности?

Нужно признать, что в Украине до 2014 года этнические среды существовали обособленно, они не мыслили себя через Украину. Примерно до 2014 года, до Майдана, я не решилась бы утверждать, что украинская политическая нация действительно является политической нацией. Сейчас восстановлением памятников Холокоста во Львове занимается, в частности, этническая украинка Ирина Старовойт... 10 лет назад этим занимались в основном евреи. Во многих городах по всей Украине восстановлены синагоги, места еврейских кладбищ начали маркировать как места памяти. <...> О теме Холокоста в нашей литературе могу сказать, что Украина с этим очень сильно опоздала. Понимать, что такое Холокост — это быть цивилизованным. Когда я студенткой, в 1993 году, начала интересоваться Холокостом, то столкнулась с тем, что если ты не дипломированный историк и не имеешь допуска в спецфонды, прочитать книги и документы о Холокосте почти невозможно. Хорошо, что я могла привозить книги из Польши и читать по-польски. Так я узнала об истории Холокоста через призму Центральной и Восточной Европы.

Что для вас значит помнить?
Collapse )

Мы о себе такое знаем, что не забудем ни хрена



Уж этот стёб в привычном стиле!                  хотелось света и покоя,
Гляди бодрей, дегенерат,                               качать героя, пить винцо —                           
смотри — Сенцова отпустили!                      а чувство всё равно такое,                    
Чему ты, собственно, не рад?                       как будто плюнули в лицо.
Ведь как просили, умоляли,                          Ни умилений, ни идиллий,
рыдали — слов не подберу!                          ни утешения уму:
Взывали к совести, морали,                          Сенцова — да, освободили,
рассудку, выгоде, добру,                                 а нас освобождать кому?
Collapse )

Бачили очi, що купували? Тепер їжте, хоч повилазте



                          «Бревно останется бревном
                           и в орденах, и в лентах».
                                                      Роберт Бернс




Бревно останется бревном и в орденах, и в лентах.
Но доски с тесаной спиной и плоской головой
отыщут вдруг в его делах красивые моменты
и убедят нас, что оно «всю жизнь шумит листвой».

И станут рядом с тем бревном колоды, пни, дубины,
и будут тополя его «березкой» величать.
И сотни щепок, разлетясь, кольнут деревья в спины,
чтоб через пень-колоду жить и, как бревно, молчать.

И лесопилки завизжат, срубая зелень веток,
чтоб оставались на виду лишь крепкие сучки,
и лягут в штабеля тела деревьев-малолеток,
а в уцелевшие стволы поселятся жучки

Бревно останется бревном. Но во сто крат ужасней,
когда, равняясь на него, умолкнет шумный бор.
Хотя, без веток иногда бывает безопасней:
не покачнется на ветру обтесанный забор…

                                            Владимир Головин Тбилиси

Жизнь такова


Один графоман
в солидный журнал
прислал корявый стишок.
Совсем таланта не было в нём,
и стиль был весьма смешон.
Но чтобы вывод под стих подвесть,
в нём были такие слова:
«Жизнь такова, какова она есть,
и больше – никакова!»

Младший редактор сказал: «Пустяки!
Ступай–ка в корзину, брат!»
Но чем–то тронули сердце стихи,
и он их вернул назад.
– Вчера я пришёл веселенький весь,
и жена была неправа.
Но «жизнь такова, какова она есть,
и больше – никакова!»

Редактор отдела, увидев стих,
наморщил высокий лоб:
– Стихи банальные. Автор псих.
А младший редактор жлоб.
Но строчки вошли, как благая весть,
до самого естества:
«Жизнь такова, какова она есть,
и больше – никакова!»

И, свой кабинет озирая весь,
подумал любимец богов:
«А может, и я таков, как есть,
и больше совсем никаков».
И страшная мысль, как роса с травы,
скатилась с его головы:
«А может, и все таковы, каковы,
и больше – никаковы?»
                                              Андрей Юркин

Городницкий сегодня



                                            Прибавляется год.                  И на лицах друзей
                                            Уходящего жаль.                     Отраженье твоё.
                                            Мудрость душу гнетёт,            Реже видишь детей.
                                            Умножая печаль.                     Монотонней житьё.
                                            Сокращается мир.                   Мир спешит за стеной
                                            Дни бегут всё быстрей.           Много ль видишь в окне...
                                            Всё уютней сортир                  Не приходит покой
                                            И диван всё родней.                Даже ночью, во сне.
                                                                          Больше нету задач
                                                                          У тебя впереди,
                                                                          Но хоть смейся, хоть плач,
                                                                          Но вставай и иди.
Collapse )

Раб



Три вещи в дрожь приводят нас,
Четвертой — не снести.
В великой Kниге сам Агур*
Их список поместил.


Все четверо — проклятье нам,
Но все же в списке том
Агур поставил раньше всех
Раба, что стал царем.

Коль шлюха выйдет замуж, то
Родит, и грех забыт.
Дурак нажрется и заснет,
Пока он спит — молчит.

Служанка стала госпожой,
Так не ходи к ней в дом!
Но нет спасенья от раба,
Который стал царем!

Collapse )