Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

У Сары Чипа нет чипа

Индийская девочка Сара Чипа, которая вот уже 9 лет проживает вместе со своей семьей в Дубае, учится в 6 классе в Gems Modern Academy.

В дни пандемии сара решила посвятить свободное время запоминанию всех столиц мира и, таким образом, попробовать установить мировой рекорд. А чтобы не повторять уже существующий результат из Книги рекордов Гиннеса, она заучила еще и валюты всех стран. На это за три месяца она потратила более чем 1,5 тысячи часов.

Наставником юной рекордсменки стал основатель Brain Rhyme Cognitive Solutions в Мумбаи Сашсант Мисоркара. Именно он разглядел способность девочки к быстрому запоминанию и начал обучать ее системным ассоциациям, разным методам мышления и особым техникам.

Результат десятилетней Сары фиксировался через онлайн-трансляцию в Facebook и YouTube в присутствии представителей Книги Рекордов Гиннеса. Они в итоге и вручили ей сертификат, когда она побила своими безукоризненными знаниями предыдущий рекорд, навав столицы и валюты 196 стран мира.

Некоторые названия стран, столиц и валют оказались для Сары сложными для запоминания. Среди них Буркина-Фасо, Кот-д'Ивуар, Сан-Томе и Принсипи, Тувалу, Сент-Китс и Невис, Сент-Винсент и Гренадины. Также особенно тяжело было запомнить столицы: Ямусукро, Пхеньян, Антананариву, Нуакшот и Най Пий Тау.

Рапунцель - это не сказка


Живёт в индийском городе города Модаса в штате Гуджарат девушка Ниланши Патель. Она в 2018 году была занесена в Книгу рекордов Гиннесса как обладательница самых длинных волос в мире среди несовершеннолетних. Тогда длина её волос составляла 170,5 см, а в 2020 - уже 2 м.

Она не подрезала волосы с шести лет после неудачной стрижки в парикмахерской. А рекрдсмекой за все годы признавалась трижды. Из-за длины волос её прозвали Рапунцель.

Рапунцель лишилась своих волос по воле злой волшебницы, а Ниланши решила сделать это добровольно, потому что трудно стало за ними ухаживать. И она пришла в парикмахерскую...



Срезанные волосы, весом 266 грамм, она отправит на выставку Ripley’s Believe it or Not! в Голливуде, где выставлены экспонаты из Книги рекордов Гиннесса.

Фонтанщики 1

                                            Ну, что ж, друзья, коль наш черёд -
                                            Да будет сталь крепка,
                                            Пусть наше сердце не замрёт,
                                            Не задрожит рука.
                                                                                         Песня.

Десять лет назад я опубликовал в Живом Журнале набольшую книгу "Фонтанщики", в которой рассказал о редкой, никому не известной, профессии, об удивительных людях, которые в невозможных условиях, с риском для жизни, делают то, перед чем бессильно отступают другие.

Фонтанщики – это те люди, которые ликвидируют тяжелейшие аварии на нефтяных и газовых скважинах – неконтролируемый выброс флюида из недр земли.

Раньше никто не освещал эту тему. Фонтанщики неохотно рассказывают о себе. Их немного, они сами готовят себе кадры, сами создают технику и сами же её применяют.

В основном эта книга автобиографична, хотя я не ставил перед собой задачу точно воспроизвести события, в которых участвовал; все иллюстрации подлинные, имена действующих лиц сохранены. Некоторые фотографии некачественные по техническим причинам, но других нет.

Я не могу определить жанр того, что написал. Это не художественное произведение, не мемуары, не эссе; здесь всего понемногу. Но хочется надеяться, что это интересно.

Collapse )

Шахматная королева



Наивен, всё-таки, король,
Но, охраняя мужа слева,
Талантливо играет роль,
Пред ним склоняясь, королева.

Всё, кажется, в его руке -
Так требует мужчин натура,
Но в жизни, как и на доске,
Она - важнейшая фигура!

И пусть король ведёт войну
И королевством управляет,
На клетку ходит он одну,
Она же - всюду, где желает!

            Анатолий Сухаржевский

Ошейник раба всегда легче доспехов воина


                                    Как бы чего не вышло...
                                                             А.Чехов


Варя Горностаева, главный редактор издательства Corpus, сообщила о том, что организаторы ярмарки Non/fiction отменили презентацию книги "Невероятные происшествия в камере №3", написанной пресс-секретарем Алексея Навального Кирой Ярмыш.

Горностаева написала об этом в Facebook. Вот текст сообщения.


Эта история очень неприятная, писать об этом мне очень трудно, но я убеждена, что молчать о ней нельзя. У меня просто нет выбора.

Еще до того, как ярмарка non/fiction 2020 года из-за пандемии перенеслась с декабря на март, в ее программе была утверждена презентация романа Киры Ярмыш «Невероятные происшествия в камере №3». Она должна была пройти в Амфитеатре, самой большой площадке Гостиного двора. Примерно месяц назад мы подтвердили ярмарке нашу программу и получили ответ, что презентация Ярмыш перенесена из Амфитеатра в маленький Авторский зал. А еще через несколько дней мне стало известно, что руководство ярмарки (не экспертный совет, что важно – я убедилась, что это было сделано через голову экспертного совета) негласно попросило руководство издательской группы Эксмо-АСТ, частью которого является Corpus, вообще убрать презентацию из программы. Я отказалась и сказала, что если ярмарка считает для себя невозможным участие Киры Ярмыш в программе, пусть напишет нам официальное письмо с объяснением причин такого решения.

Collapse )

Мы по берегу пошли


Жили-были ты да я,
Бились душами босыми
С бронированной пустыней
И погибли в тех боях.
Мы по берегу пошли.
Не рыдали, не страдали.
Всё ненужное отдали.
Ничего не унесли.
Ты поправил на плече
Лямку солнечного цвета.
Было будущее лето
В этом гаснущем луче.
Нам его не удержать,
Видно, незачем и нечем.
Говорят, ещё не вечер, -
Мы не станем возражать.
Только б горечь не пролить
В мир, который послезавтра,
В час волшебного азарта,
Вдруг научится любить.
                     Ю.Устинов

Мы все живём как будто, но...


Мы все живём как будто, но
Не будоражат нас давно
Ни паровозные свистки,
Ни пароходные гудки.
Иные — те, кому дано, —
Стремятся вглубь — и видят дно,
Но — как навозные жуки
И мелководные мальки…
А рядом случаи летают, словно пули, —
Шальные, запоздалые, слепые, на излёте,
Одни под них подставиться рискнули,
И сразу: кто — в могиле, кто — в почёте.
Другие не заметили,
А мы — так увернулись,
Нарочно, по примете ли —
На правую споткнулись.
Средь суеты и кутерьмы
Ах как давно мы не прямы:
То гнёмся бить поклоны впрок,
А то — завязывать шнурок…
Collapse )

Здесь же мама!


В Бостоне проходила конференция эмигрантских писателей. Живущая там вместе с мамой — влюбленной в литературу начитанной интеллигентной женщиной — писательница и журналистка Людмила Штерн пригласила на обед приехавшего из Парижа Виктора Некрасова. Некрасов согласился и попросил Довлатова составить ему компанию.

Сели за стол. Некрасов налил себе и Довлатову по полстакана водки. Выпили за здоровье мамы.

Мама:
— Виктор Платонович, вы знаете французский язык?
Некрасов:
— Очень хорошо. Я в детстве учил французский и долгое время жил у тети в Париже.

Снова налил полстакана себе и Сергею. Выпили за писателей, живущих в эмиграции.

Мама:
— Скажите, а у вас бывает ностальгия, тоскуете ли вы по России?
Некрасов:
— По-разному бывает. С одной стороны, мне повезло, я живу в одном из величайших городов мира, рядом Лувр, Версаль, Собор Парижской Богоматери... С другой — я человек русской культуры, и, конечно, порой мне ее не хватает.

Налил. Выпили за великую русскую культуру.

Collapse )

День рождения Владимира Высоцкого


Сегодня день рождения Владимира Высоцкого. Это было уникальное явление - в одном человеке соединились поэт, актёр, гражданин, композитор. Когда он пел свои песни, в нём работал актёр - он входил в образ, он жил жизнью своего героя. Поэтому его исполнение до сих пор никому не удалось повторить с такой эмоциональной силой.

Мне не довелось встретиться с ним, я видел его только в кино, и воспринимаю его в первую очередь как поэта. Подозреваю, что он и сам себя воспринимал именно так. Вдова Роберта Рождественского сказала: "Евтушенко и Вознесенский всю жизнь спорили, кто из них первый поэт. Оказалось - Высоцкий". Я с ней согласен.

                                             Он песню пел, хотя... другие тоже пели...
                                             И пели так, как он, до каждой запятой.
                                             А все-таки они чего-то не умели.
                                             И было все не так,и было все не то...
                                             Но вдруг умолк певец и песня замолчала.
                                             Навеки, навсегда закрылась пустотой.
                                             И голос отхрипел, душа отклокотала,
                                             А песня навсегда осталась сиротой.
                                                                                                   Яна В.

О Высоцком сказано и написано так много, что я не смогу сказать ничего нового. Вот только одно, на что я обратил внимание сравнительно недавно.

Поэзия отличается от прозы не только наличием ритма и рифм (они, кстати, не очень-то и обязательны). Поэты пользуются образами, сравнениями, метафорами и другими приёмами воздействия на читателя (или слушателями), практически не применяемыми прозаиками. Речь поэта, даже если он напишет прозу, будет выдавать его профессию. Я помню, как, читая "Путешествие дилетантов Б.Окуджавы, я непрерывно чувствовал, что эта проза написана поэтом. А проза "русского Данте" Зульфикарова - это сплошная поэзия, хотя он  вообще не пишет стихов.

Collapse )

Музу звали Дали


Булат Окуджава написал свою "Грузинскую песню" за 40 лет до войны, развязанной Кремлём против очередного "братского" народа. Песня очень популярна и хорошо известна. Но мало кто знает, кто такая упомянутая в ней Дали. А ведь именно она сыграла важную роль в появлении песни.

Об этом в 2008 году, через 10 дней после начала войны, рассказал в журнале Огонёк Дмитрий Быков.

Слова были сочинены еще в марте 67-го, в ленинградской гостинице, где он жил по соседству с приятелем и ровесником, грузинским поэтом Михаилом Квливидзе. Он приехал выступать, с собой у него был блокнот с недавней заготовкой — первыми двумя четверостишиями, с которыми он не знал еще, что делать. Однажды днем к нему робко постучали. На пороге стояла молодая грузинка — с первого взгляда он вообще принял ее за подростка, пятнадцать лет или даже тринадцать, а между тем она училась на третьем курсе филфака Ленинградского университета. «Здравствуйте. Я из Сухуми, учусь в Ленинграде. Меня зовут Дали Цаава, я хочу показать вам стихи».

— Но я не знаю грузинского!

— Как? — она даже отступила.

Collapse )