holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Category:

Фонтанщики 12. Карачаганак 1

   Нас с Призом отпраляют на аврию в северо-западный Казахстан. Скважина под надзором Оренбургской части, но авария затянулась, людей надо менять (примерно через две недели), туда гонят фонтанщиков со всего Союза.
   Приз неторопливый, с ленцой, на фонтаны ездит неохотно, но работает нормально, без халтуры, и соображает хорошо.Почему-то в его присутствии многое ломается.  Когда он появляется на испытании очередной новинки в мастерской, кто-нибудь кричит:
   - Выключай, Приз идёт!
   А уж если он скажет:
   - Та воно, мабуть, робыты нэ будэ, - то можно не сомневаться, что через несколько минут "воно", действительно, сломается. Он когда-то сам удивлялся:
   - Невже в мэнэ такый поросячий глаз?
  
Самолётами, с пересадкой в Москве, добираемся до Оренбурга, а оттуда нас забрасывают в этот самый "чёрный котёл". Плоская, как стол, степь, далеко на горизонте тянется лесопосадка вдоль дороги, ближе видны ещё несколько буровых вышек. В сотне метров от нашей буровой проходит шоссе, по которому изредка проезжают машины. А в 50 метрах за дорогой - столб огня высотой метров 50, бьющий прямо из земли. Это "грифон", газ, прорвавшийся через обсадную колонну скважины в сторону и вырвавшийся на поверхность. Его срочно подожгли, потому что скважина несла, кроме метана, 4% сероводорода. Сероводород оказывает нервнопаралитическое действие. Одного хорошего вдоха достаточно, чтобы отключиться навсегда. Говорят, что человек не успевает почувствовать его запах, потому что обонятельный нерв умирает раньше, чем успевает передать сигнал в мозг. Не знаю, как это удалось установить.
   За два-три дня до нашего прибытия встал вопрос: менять ли трос буровой лебёдки. Дело в том, что, по действующему положению, всё оборудование, побывавшее в струе, подлежит замене. Трос был в струе, но его замена - очень длительная и трудоёмкая операция. А на вид он был в полном порядке. Вызвали технического эксперта из Оренбурга. Тот осмотрел трос с точки зрения общего машиностроения - сколько обрывов проволочек на одном шаге свивки - и дал заключение, что можно работать. К сожалению, он не был фонтанщиком и не обратил внимание на то, что струя полностью высушила трос. Когда начали спускать трубы под давлением с помощью гидравлической установки, трос оборвался. Это случилось сразу после того, как бригада из нашей части передала смену следующей. Упал талевый блок весом 10,5 тонн. В это время 4 человека находились на площадке, где свинчивали трубы, и один - под ней, он управлял нижней клиновой (шлипсовой) катушкой. Один из бывших наверху успел спрыгнуть с высоты 5,5 метров и пострадал меньше других - у него было лёгкое сотрясение мозга и ушибы. Трое других получили тяжёлые травмы, у одного из них была раздавлена грудная клетка и рука. Парень из Астраханской части, который стоял под площадкой, не мог видеть падения талевого блока. Он погиб на месте, наверное, не поняв, что произошло.
   Вертолёт сел прямо на шоссе, которое перекрыли с двух сторон, и увёз раненых в Оренбург. Хирурги сделали всё, что было в их силах, но о самом тяжёлом сразу сказали, что шансов у него нет. И они оказались правы. Неожиданно тяжёлый удар получил и тот, что успел спрыгнуть. Его жена была инвалидом, у неё было больное сердце, и он просил, чтобы ей не говорили, что случилось.
   Но она почувствовала что-то не то, пришла в часть, и кто-то сказал ей, что с её мужем всё в порядке, и он скоро выйдет из больницы. Этого было достаточно, чтобы у неё начался тяжёлый сердечный приступ, который она не пережила.
   Такая цена была заплачена за начальственный зуд - сделать всё поскорей, даже с риском для людей.
   Во время похорон кто-то из начальства, под сильным хмелем (можно было понять, почему) брякнул:
   - У нас такая работа. Сколько надо, столько и положим людей.
   С большим трудом удалось предотвратить его избиение тут же, на похоронах.
                                                                                          * * *
   Вечером, когда моя смена закончилась, я получаю задание: надо к утру сделать два переходных мостика на новую установку для спуска труб, уже смонтированную вместо разгромленной. Вышка А-образная, имеет две объёмные ноги, внутри которых проходят лестницы. С промежуточных площадок лестниц надо сделать два удобных перехода на площадку установки, основной и аварийный, один из правой ноги и один - из левой.Моё дело - сделать эскизы, изготавливать будут оренбуржцы. Они стоят тут же и ждут меня. Всё подготовлено - привезен металл, есть сварщик и ещё человека четыре. С одним из них я поднимаюсь по лестнице внутри ноги.Надо замерить расстояние от лестничной площадки до площадки установки, которая возвышается в центре буровой. Один из нас должен перебраться на установку и отнести туда конец рулетки для замера.
   Весёлое дело - туда можно попасть, только пойдя на высоте по балке шириной 30 см! До площадки метра 3,5 - 4. Мой спутник незаметно поглядывает на меня, у него нет ни малейшего желания попробовать себя в качестве циркового артиста. И, вообще-то, замерять - это моё дело.
   Несколько секунд колебания. Но ведь сделать надо, и, кроме меня, некому! И я ставлю ногу на балку.
   Ещё в студенческие годы я понял, что самое страшное - это неизвестность, например, какой попадётся на экзамене билет. А потом, даже если не можешь ответить ни на один вопрос в этом билете, наступает напряжённое спокойствие: хоть враг и силён, но он уже перед тобой, и ты знаешь, какой он.Те, кто воевал, знают, что самое страшное для солдата - новое, незнакомое, хотя это всего лишь вой просверленной бочки, сброшенной с самолёта.
   Так было и тут. Вполне можно идти по балке шириной 30 см, особенно, если не смотреть вниз. До середины я иду медленно, а под конец ускоряю шаги - скорей бы!
   Я прикладываю конец рулетки к краю площадки, и мой напарник засекает размер на той стороне. Всё! Нет, не всё. надо ещё пройти обратно. Обратно почему-то идти ещё страшнее, но не оставаться же тут! Ия прохожу, ловя себя на том, что в конце ужасно хочется стать на четвереньки, но это, наверное, ещё опаснее - можно легко потерять равновесие.
   Старший группы, получив мои эскизы, решительно отправляет меня спать. Всё остальное они сделают сами.

Tags: фонтанщики
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Месть врача

    В далёком 1906 году в Белостоке в семье Якова Саперштейна и Цили Кругман родился мальчик Алберт. А в 1921 году семья переехала в Америку, и школу…

  • Как всегда получится

    Итак, визит Зеленского в Штаты состоится 30 августа - об этом сообщила пресс-служба Белого дома. Если состоится, конечно, ибо видно, что американцы…

  • «Q» - quite correct!

    Что-то стало холодать... Не пора ли нам поддать? Не послать ли нам гонца За бутылочкой винца В магазин без продавца? Фольклор В Тель-Авиве…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment