?

Log in

No account? Create an account
holonist [userpic]

Фонтанщики 4. Первый фонтан (4)

March 28th, 2011 (01:55 pm)

Наконец, Лицо прибыло. Лицо имело очень широкое, почти точно квадратное лицо, на котором еле можно было разглядеть малюсенький, какой-то детский, ярко-красный рот. Лицо важно

шествовало впереди свиты из местных работников, глядя поверх всего мира, и весь его вид говорил, что, если оно не Бог, то, по крайней мере, его Первый Заместитель.

Мастер УБР сказал мне, что Лицо ведут обедать на корабль, на котором работает лучший кок, и позвал меня присоединиться. Я поначалу отказался, но мастер удивился:

- Ты что, хоть раз пообедай по-человечески!

Соблазн был велик, и я согласился. Кока хвалили не зря.

Надо было проверить на герметичность (опрессовать) нажимную катушку. Она называется так потому, что по форме напоминает катушку для ниток, только высотой она была сантиметров 80 и весила килограммов 600.  Мастер спросил меня:

 - Может, не будем? У нас литьё хорошее, всегда в порядке.

 Я не согласился. Всё-таки, это на фонтан.

 Центральное отверстие закрыли заглушками и подали внутрь воду под нужным давлением. Катушка выдержала, течи не было.

Составили акт испытаний, на котором я расписался в качестве представителя части.

Тем временем всё остальное уже полным ходом грузили в небольшой контейнер.

Прибежал молодой парнишка и на ходу бросил в контейнер связку напильников. Увидел меня, показал на высокую гору искорёженного металла, вывезенного с платформы, и спросил:

 -  Что там у вас творится? Атомный взрыв, что ли?

 

Из кузницы выскочил человек. У него в руке на проволоке

висели грузовые винты, ещё горячие. На  бегу он бросил их в лужу, чтобы они остыли.

Я услышал характерный «пшик» и бросился к нему.

- Что ты делаешь!?

- А что? Мы всегда так делаем.

- Из какой стали делали винты?

- А кто ж его знает. Взяли подходящий пруток…

 

              Дело в том, что некоторые стали при закалке дают трещины. А грузовые винты вообще нельзя закаливать, они должны быть                                                       

 вязкими. Судно уже отходило, я еле успел в последнюю секунду вбежать по трапу, его уже убирали.

До платформы от берега было 80 км, 4 часа ходу для снабженца.

Мы пришли ночью, но капитан не решился в тумане причаливать, и мы ждали до утра, пока не рассеялся туман.

 Меня почему-то встретил на борту второй помощник капитана и потащил в свою каюту. Я попросил связать меня с Радковским, чтобы доложить о выполнении задания, но Радковский был у устья, связи с ним не было. Радист пообещал, что свяжет меня с ним, как только будет возможность.

             Второй помощник относился ко мне с каким-то непонятным почтением, бросился угощать меня кофе, приготовленным на песке. Вскоре я понял, в чём дело. Он показал на струю фонтана, видную из иллюминатора его каюты и с суеверным ужасом спросил:

              - Скажите, как с ТАКИМ можно справиться? Разве с ЭТИМ можно что-то сделать?

              Я заверил его, что всё будет в полном порядке и бегло рассказал, как с ТАКИМ справляются.

             Заработало радио в каюте, и радист сообщил, что меня ждёт Радковский.

             Конечно, я рассказал ему о том, что грузовые винты прикалены в луже.  Мне показалось, что он не до конца понял степень риска, и я коротко рассказал, почему это опасно. Он промолчал. Наверное, не было времени изготавливать и доставлять за 80 км новые, и он решил рискнуть, ведь не  обязательно они должны были оборваться.