holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Мир без боли.

Из журнала </a></a>budilnik

Мы стараемся избегать боли, спасаясь от страданий с помощью науки и технологий. Но чем больше мы полагаемся на механизмы, тем меньше чувствуем себя живыми.

За ужином я жадно поглощаю новостные сюжеты о бойне в Ливии, катастрофе в Японии, очередных кавказских взрывах – чем больше трупов, тем интересней смотреть. Чужая боль с безопасного расстояния притягивает как наркотик. «Какой ужас!», - говорим мы друг другу потягивая чаек и берем еще по конфетке. По всем телевизионным рейтингам выходит, что мы кровожадные - пультом голосуем за трагедии на телеэкране, чужие страдания развлекают нас. А пока мы смотрим телек, наши дети расстреливают врагов на экранах компьютеров - кровища брызжет во все стороны, но никто не чувствует боли.

Я еще помню время, когда боль была гораздо ближе. Помню себя в теле маленького мальчика, в которое пытались затолкать омерзительную советскую еду, которое пытали в советских больницах и кабинетах зубных врачей (теперь там мучаешься лишь от моральной паники – «сколько же мне это будет стоить?»). Смерть тоже была рядом – с покойными в открытых гробах прощались во дворе дома; я помню их лица, сквозь которые просвечивало ледяное, нечеловеческое безразличие небытия. От ужаса перед вечностью смерти я не мог спать ночами. А из книг о героическом прошлом и рассказов взрослых следовало, что мне еще повезло, наше поколение «с жиру бесится», а уж они-то натерпелись настоящей боли.

Я мечтал сбежать из этого мира боли и мечта сбылась. Технический прогресс преобразил мою вселенную гораздо быстрее и радикальнее, чем грезилось фантастам с их унылыми полетами на Марс. Я попал в мир, где царит комфорт, а боль сведена к минимуму. Если мне больно, я приму обезболивающее, если тревожно – транквилизатор, если грустно – антидепрессант. Нам больше не нужно трудиться в поте лица – мы лишь нажимаем на кнопки, сидя в офисах, а физический труд – удел машин, быдла и чуркобесов. Мир проваливается в виртуальность - там гораздо меньше боли и стресса, прогулки по виртуальности не требуют усилий.
Виртуальное общение безопасней реального, виртуальный секс проще и дешевле – и в то, и в другое не надо слишком уж вкладывать душу. Душа вообще требуется все меньше – за неё теперь работают механизмы. Прочитал авторитетный футурологический прогноз о массовом распространении секса с роботами через 10 лет. Сначала подумал, «ну уж нет, вы как знаете, а я точно не буду», потом решил не зарекаться.

Какова цель технического прогресса, подталкиваемого «невидимой рукой» рынка? Только одна – как можно быстрее удовлетворить наши потребности, доставить нам «райское наслаждение», избавить нас от страданий. По легенде, когда-то такую цель поставил перед собой царевич Гаутама Шакьямуни. Он жил в прекрасном дворце, не ведая о том, что в мире существуют нищета, болезни, старость и смерть. А когда вышел прогуляться в реальный мир – поклялся освободить его от страданий и стал Буддой. Но его методы уже ни к чему, ведь нас спасают от боли технологии, - мы хоть и знаем о страданиях, но почти не чувствуем их. Даже классическую музыку стало невозможно слушать – она слишком трагична, там чересчур сильные эмоции, а нам нужны умиротворяющие музыкальные обои.

Гедонистический идеал не только направляет прогресс – он заменяет смысл жизни. Мы соревнуемся друг с другом в том, кто лучше ублажит себя, кто проживет жизнь с большим комфортом. Страдать даже как-то стыдно – чтобы тебя любили, ты должен быть успешным. Смерть больше не происходит у всех на виду - она, как и чрезмерная боль, спрятана в больницы и хосписы, стала чем-то неприличным, - ее лишь смакуют с экрана, словно порно.

После того, как жизнь западного человека перестала быть усилием, внешним и внутренним трудом, из психологии ушло понятие воли. Уходит и сама психология, уступая место нейронауке – когда-то поведение объясняли исходя из того, зачем оно нужно личности, сегодня – исходя из действия нейронных и химических механизмов в мозгу и генах в ответ на внешнюю стимуляцию. Не только душа, но и тело повсюду уступает место механизму – футурологи обещают нам скорое наступление эры искусственных органов, во всем превосходящих природные.

Что же получается? Мир без боли, в который мы так хорошо спрятались от страданий, оказывается механическим миром без жизни. В душах благополучных людей герои мало-помалу уступают место машинам, а человеческие чувства – суррогатам. А там, где все рушится, где боль и смерть реальны, есть место настоящей жизни и «настоящим человекам». Мне кажется, поэтому мы и смотрим, затаив дыхание, по телевизору – как они живут.

Андрей Константинов, Русский Репортер


Tags: мысли
Subscribe

  • Украина была, есть и будет

    Древнерусское государство возникло на торговом пути «из варяг в греки» на землях восточнославянских племён — ильменских…

  • Не в мути суть, а в сути муть

    24 июля было опубликовано сообщение о том, что посольство России в Японии призвало Международный олимпийский комитет (МОК) исправить карту, где…

  • Как всегда получится

    Итак, визит Зеленского в Штаты состоится 30 августа - об этом сообщила пресс-служба Белого дома. Если состоится, конечно, ибо видно, что американцы…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments