holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Третья мировая.


     Шашлычки и пиво. Мы сидим в теньке, у древних стен Мелильи, я и человек, с которым меня связывают тридцать лет закадычной дружбы. Мой друг откидывается на спинку кресла и горько улыбается.
     - Идиоты, они ж ничего не понимают, - говорит он. – Это же война. С нами воюют. Идет третья мировая, а они не врубаются.
     Мой друг знает, о чем говорит. Потому что он - солдат на этой войне, причем давно. Безымянный солдат в штатском. Из тех, что спят с пистолетом под подушкой.
     - Это война, - настойчиво повторяет он, полоща усы в пиве. –И мы ее проигрываем по собственной глупости. Улыбаясь врагу.
     Я слушаю и думаю. О враге. Мне даже не надо напрягать воображение - я долго жил в этих краях. Я все знаю об их обычаях, методах, о том, как они убивают. Все мне знакомо. Все повторяется, как повторяется История – еще со времен захвата турками Константинополя и Крестовых походов. Да что там, с самых Фермопил. Как она повторилась в Иране, когда доверчивые глупцы оттуда и придурки отсюда радовались свержению шаха и приходу к власти освободителя Хомейни и его аятолл. Как повторилась, когда дурачки пускали слюни, глядя на все эти арабские весны, которые оказались – к вящему удивлению профессиональных идиотов – предвестием самых черных и страшных зим.
   А ведь именно наступления зимы следует ждать, когда слова «свобода» и «демократия», эти сугубо западные понятия, которые мы по невежеству нашему считаем конвертируемыми и универсальными, полагаясь на доброту человеческого сердца, - так вот, этого следует ожидать, когда такими словами начинают оперировать священники, имамы, попы или как там их звать, фанатики в тюрбанах и без оных, все эти люди, которые, манипулируя такой жа фанатичной паствой, рано или поздно подтверждают истинность слов барона фон Гольбаха, произнесенных еще в XVIII веке: «Когда люди боятся только своего бога, они не остановятся ни перед чем».
     Потому что это Джихад, идиоты. Это священная война. Это знает мой друг из Мелильи, это знаю я – по собственному невеликому, но опыту. Это знает любой, кто там побывал. Это знает любой человек, знакомый с историей, любой, кто способен выдерживать натиск телевидения и газет, не повреждаясь в уме.Это знает любой, кто видел в интернете тыcячи видео и фотографий казней, отрубленных голов, детишек, радостно демонстрирующих трупы тех, кого зарезали их папы, женщин и детей, изнасилованных за то, что были неверны исламу, побитых камнями прелюбодеек – ах, как мило молчат в этих случаях радикальные феминистки, обычно поднимающие крик по любому поводу, - все эти видеоподборки с преступниками, перезающими глотки людям под крики «Аллах Акбар», и десятками зрителей, которые радостно снимают казни на свои сраные мобильные телефоны.
   Это знает любой, кто дал себе труд прочитать то, что написано на плакате мальчика-мусульманина – причем он без стеснения демонстрирует его не в Ираке, а в Австралии: «Оскорбляющим Пророка – головы долой!» Это знает тот, кто прочитал написанное на плакате студента-мусульманина – причем не в Дамаске, а в Лондоне: «Мы уничтожим вашу демократию с помощью вашей же демократии».
     Запад, Европа, пришла к нынешней свободе через века страданий. У нас можно изменить мужу – и тебя не побьют камнями, у нас можно кощунствовать – и за это тебя не сожгут и не повесят на кране. Можно надеть короткую юбку, и тебя не назовут шлюхой. Мы пользуемся плодами этой многовековой борьбы, плодами победы над нашими собственными фанатиками, и мы завоевали это дорогой ценой, потеряв в сражениях множество жизней – да, мы сражались друг с другом, когда Запад был молод и религиозен.
     Но сегодня молоды и религиозны другие: студент с плакатом, палач, отрезающий головы, фанатик, готовый взорваться вместе с тридцатью неверными и отправиться в рай. С точки зрения истории, они – новые варвары.
     Европа, родина свободы, сейчас стара, труслива и склонна к демагогии, а радикальный ислам – о, радикальный ислам молод, храбр и голоден, у них есть мужество отчаяния. У них есть яйца, и весьма приличных размеров. Им плевать, что у них плохой имидж в интернете – напротив, это им только на руку.
   Они работают на свою таргет-аудиторию, их оружие – их бог и террор. Они работают на своих, на ислам, который мог бы быть мирным и либеральным, и часто желает стать таковым, но у него никак не получается - слишком много социальных и теологических противоречий.
     И думать, что это все разрешится переговорами или как-то само рассосется – не просто эталонное мудачество. Это натуральное самоубийство.
     Нет, вы посмотрите, посмотрите, что они вешают в интернете, давайте. А потом расскажите, о чем там нахрен переговоры вести. И с кем. Это война, а когда война, надо встать и сражаться. Без сантиментов. Потому что линия фронта проходит не только там, по другую сторону экрана, но и здесь. В самом сердце Рима. Потому что – по-моему, я уже когда-то об этом писал, а может, и не я, но неважно – опасно, непоследовательно и даже невозможно пользоваться привилегиями римского гражданина и одновременно аплодировать варварам.
              Артуро Перес-Реверте, испанский писатель. Перевод Марины Осиповой.
Tags: история
Subscribe

  • К яростной Гекате?! Не-е-е...

    Я растлеваю с медленностью яда Тела в земле, а души - на Луне. М.Волошин Аппарат «Луна-24» была запущена в 1976-м году еще Советским…

  • Из ничего и выйдет ничего (Шекспир)

    Илья Яшин, глава муниципального органа Красносельский, оппозиционный депутат (да, оказывается ещё сохранились и такие!) задал Путину вопрос - не…

  • Не в мути суть, а в сути муть

    24 июля было опубликовано сообщение о том, что посольство России в Японии призвало Международный олимпийский комитет (МОК) исправить карту, где…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments