?

Log in

No account? Create an account
holonist [userpic]

"Да, скифы мы, да, азиаты мы..." 4.

October 14th, 2016 (11:31 am)


    Поселения, которые условно назывались городами (огороженное место), в Золотой Орде никогда не обносились тынами или стенами. Считалось, что хан настолько велик, что если кто-то покусится на такое поселение, то он в ответ получит такую карательную экспедицию, что мало никому не покажется. Строить защитные сооружения вокруг города никому в голову не приходило.
    А в оседлых культурах это было более чем органично. и Иван III построил с помощью итальянцев кремль.

С одной стороны,
русские князья
(и позже, начиная с Ивана IV, цари) вели оседлый образ жизни. С другой стороны, система ценностей была заимствована у кочевников. Подобно тому, как у Чингиза были избранники баарыны, которые подчинялись только хану и были ему беззаветно преданы, Иван IV создал то же самое - опричников. Разница была только в том, что действия опричников были направлены против своих.
   Это опричное воинство (опричь — это значит «кроме») подчинялось только воле царя. Оно откровенно, последовательно, по указанию Ивана грабило земства. Земства — эти самые презренные землерои . Это, с одной стороны, собирало под руку Ивана огромные ресурсы для ведения войны, а с другой стороны — позволяло ему обеспечивать свою эксклюзивную власть.
     Основной его политической задачей была борьба с вотчинным  землевладением. Вотчина — это значит «от отца получено», отчина. Владельцы  называлось «княжата», это княжеские дети. Иван Грозный видел в них угрозу, и не без оснований.
     На самом деле это были обычные европейские феодалы, которые хотели сидеть на земле, построить вокруг своего имения стену и  быть там полновластными хозяевами.
     Иван Грозный потом освободившиеся земли отдавал в награду своим опричникам. В частности, поэтому князья Вяземские,  вместо того, чтобы сидеть на реке Вязьме, получили землю в Поволжье.
     И постоянное тасование, — непозволение княжеским родам укорениться в земле, — обеспечило Ивану Грозному контроль и неограниченную личную власть.
    При этом он пользовался вполне монгольскими манерами. Он ставил начальников, и так они и назывались — «дорга». Он договаривался, в частности, и с татарскими князьями. Например, город Касимов, — он до сих пор Касимов — это земля, переданная в землепользование Касиму, татарскому князьку.
Ермак Тимофеевич шел в Сибирь как абсолютный носитель монгольских ценностей. Ермак «объясачил» Сибирь, то есть заставил сибиряков — местное население — платить дань пушниной себе и государю.
   Местничество — абсолютно монгольская традиция. У нас этот термин понимается совершенно неправильно как отстаивание интересов местности. Это не так.
    Местничество — это борьба за место при троне государя, с правой руки, с левой руки. Кто ближе к государю, тот первый в очереди на получение благ.
     У Пушкина сказано про его предков: «Боярин Пушкин умер, Сицких пересев». То есть место Пушкиных стало ближе к государю, чем каких-то там неизвестных никому Сицких. Местничество по правую руку и по левую руку, как у ордынцев — воинство левой руки, воинство правой руки. Шуйские, соответственно, — это те, кто слева сидит. Десницкие — это «десница», правая сторона. Там шла постоянная борьба. Ну и ситуация понятная: власть и сила — единственный и эксклюзивный источник благосостояния.
     Вот при этом Иван Грозный сломал систему землепользования, понизил общую эффективность хозяйства, но собрал ресурсы, выжал их из своей страны вполне монгольскими методами, для того, чтобы увеличивать, экспансионировать свою власть и свои территории.
Победил в результате Борис Годунов — один из царских опричников, который получил в наследство разваленную, крайне неэффективную экономику, в которой доминировали кочевые приоритеты вместо оседлых. Естественной расплатой было новое время — в виде того, что называлось Смутное время.