holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Первая террористическая.

   Пишет журналист Саша Виленский.
     http://cursorinfo.co.il/

    Вообще-то, если честно, положа руку на сердце, мы уже привыкли. Привыкли к тому, что нам каждый день,  иногда не по разу, сообщают о нападениях, стрельбе, поножовщине, об убитых и раненых, мы даже ужасаемся привычно. Человек - такая штука, ко всему привыкает, гласит расхожее мнение. Рассказывали ветераны Второй мировой, что на войне привыкаешь к постоянному ужасу, к не отпускающей мысли, что в следующую секунду тебя могут убить. А ведь мы с вами как раз-то и на войне.
    За последнее время окончательно стало ясно: идет очередная мировая война, война нового типа, без колючей проволоки, танков и окопов. Первая террористическая. Это раньше все было понятно: вот твой враг, которого надо убить, а вот твой друг, который в нужный момент тебя прикроет и жизнь за тебя отдаст. Так было на всех войнах. Но те войны не были террористическими, а эта, новая – диктует свои законы. На этой войне друг может оказаться врагом, а враг - ну пусть не враг, а, скажем,  неприятель -обернется союзником.
    Вот уже 70 лет после окончания Второй мировой человечество живет в иллюзии и эйфории. За прошедшие десятилетия мир уверился в том, что коллективное наказание – это плохо, что каждый человек несет индивидуальную ответственность за содеянное, что демократия – светлое будущее всего человечества, что все люди мечтают только об одном: жить мирно, сытно и дружно.
    Последние полтора десятка лет показали: а вот фигушки! В мире живет огромное количество людей, которые все эти благодушные принципы совершенно не разделяют, зато виртуозно пользуются демагогией, используя расслабленность истово верующих во всеобщее стремление к миру и демократии.
   И тогда семантика подменяет смысл. Теперь достаточно вбросить термин – и никто не будет вдумываться в суть происходящего, потому что слово звучит страшней, чем факт, который за ним стоит. Скажем, "апартеид". Ужас! И достаточно назвать этим словом необходимые меры по обеспечению безопасности – и все. Никакой безопасности не существует, есть ограничение одним народом прав другого. Термин есть, смысла нет. Это как "шпионы" и "разведчики". У них – апартеид, у нас – меры по обеспечению безопасности. И иди поспорь.
     Никогда не забуду, как 11 сентября 2001 года в одной из передач CNN плакал американец, повторяя: "Нас-то за что? Это не моя война! Это не моя война!". Бедный так и не понял, что в этот день его иллюзиям, что где-то идет чужая война, пришел конец. Но вот пролетело полтора десятилетия, а Запад по-прежнему утирает слезы, приговаривая о какой-то чужой, не своей войне и поражаясь анекдотическому: "А нас-то за что?!".
    Милые, вы так и не поняли? Это ваша война была, есть и будет.
    Вы и сейчас, после 132 погибших в Париже, после расстрела редакции сатирического журнала, после стрельбы в еврейском магазине (который вы по-прежнему называете "кошерным супермаркетом", лишь бы не произносить слово "еврейский"), после нападения на еврейский музей в Брюсселе - вы до сих пор уверены что этот террор джихадистов-исламистов – совсем иное дело, чем тот террор, что творят палестинцы в Израиле? Вы по-прежнему считаете, что эти джихадисты-исламисты – это одно, а "национально-освободительная борьба палестинского народа" – совсем другое? Жаль. Тогда на этом этапе мы войну проигрываем. Дай Бог, чтобы только на этом.
    Нью-Йорк 2001, Мадрид 2004, Лондон 2005, Бургас 2012, Бостон 2013,  Париж 2015 – это только самые крупные теракты и только в Европе и США, без учета сотен тысяч погибших в терактах и региональных конфликтах на Востоке. И совсем без учета Израиля - это ж "совсем другое дело".
     Да нет, родной цивилизованный мир - не другое. Уже стало банальностью говорить о том, что идет война цивилизаций и что Израиль находится на переднем крае этой борьбы. Ну, правда, банально. Только толку-то от того, что это стало банальностью, если до сих пор руководители самых мощных государств с гигантскими военными и промышленными ресурсами мямлят с высоких трибун о  том, что есть"плохие и хорошие парни", о том, что это "единичные нетипичные случаи" и о том, что "надо объединиться".
     О, да! С завидным постоянством западные лидеры говорят о каком-то объединении в борьбе с террором. Объединении кого и с кем? Самолетов США и Франции с ВВС Иордании и Саудовской Аравии против  боевиков "Исламского государства"? Поразительно, но ведь вы же сами все понимаете – министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан  честно говорит: без наземной операции никакого толку от авианалетов на ИГ не будет. И тут же добавляет, что никаких сухопутных сил в Ирак и Сирию отправлено не будет. Вы сами-то логику видите? Вы с кем и против кого объединяетесь, союзники наши родные?
    Так и не поняли? Единственный, у кого накоплен опыт эффективной борьбы с террором – это Израиль. С ним и надо объединяться. Потому что мы в одном окопе, даже если вы считаете, что вы-то сидите в теплом блиндаже и вас нипочем не накроет следующим снарядом. Ну вот, блиндаж накрыло. Ваши действия?
   Давайте сочтем это случайностью, нетипичным случаем, совершенно нехарактерным для миролюбивого сосуществования народов и религий.
     Давайте-давайте. Лучше маркировать товары, созданные на территории, отобранной у свободолюбивого палестинского народа. Давайте объявим бойкот единственному союзнику ради умозрительных принципов. И неважно, что эти принципы реальности не соответствуют, чего вы упорно не хотите замечать. Идеология важнее фактов. Давайте подменять смысл терминами. "Апартеид", понимаешь.
    Вы думаете, они за вами не придут? Придут. С ножницами, камнями, "коктейлями Молотова". Будут посылать на вас безумных детей, против которых беспомощна вся ваша авиация, и вы будете точно так же стоять, разведя в бессилии руки, и думать: что же делать, что же делать?Ничего не делать, родные вы наши. Сначала нужно понять, что идет война. Мировая. Первая террористическая. А на войне как на войне – если враг не сдается, его уничтожают. Да-да, я в курсе, что это выражение сталинских времен, что оно фи какое недемократичное, да только на войне нет демократии, есть только они - и мы.
     И еще: вы думаете, что террорист – это босоногий бородач с автоматом Калашникова? Ничего подобного. Террорист может быть вежливым приятным человеком в хорошо сидящем костюме. Он может говорить с вами на прекрасном английском и цитировать Берроуза и Сэлинджера.
     Но одновременно он остается тем самым террористом, на совести которого взорванные здания и убитые дети. Более того, это именно он посылает босоногих бородачей на смерть, прикрываясь украденной у вас же семантикой: апартеид, оккупация, расизм. Если получится.
    Термины – они для души хороши, а на войне не до терминологии, там бы выжить.
    И последнее. Отсидеться в теплой Европе не удастся. В прошлый раз не удалось, и на этот не удастся. И как только вы это поймете, союзнички, как только сообразите, кто ваш враг, а кто ваш друг, тогда и станет понятно, кто виноват и что делать.
Tags: история
Subscribe

  • Месть врача

    В далёком 1906 году в Белостоке в семье Якова Саперштейна и Цили Кругман родился мальчик Алберт. А в 1921 году семья переехала в Америку, и школу…

  • В июле 1947

    4 мая 1947 года бойцы ЭЦЕЛЬ ("Национальная военная организация") Авшалом Хавив, Яаков Вайс и Меир Накар совершили нападение на британскую…

  • Карфаген должен быть разрушен?

    Вы незнакомы? Тогда разрешите представить: Жак Аттали, француз алжирского происхождения, был главой Европейского банка реконструкции и развития, а…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments