?

Log in

No account? Create an account
holonist [userpic]

Мочить в сортире. 2.

May 17th, 2015 (05:29 pm)

 Дальше рассказывает Владимир Бейдер, бравший интервью у людей, участвовавших в знаменитой операции "Изотоп 1". Это командир группы, 30-летний подполковник, командир «Саерет маткаль» Эхуд Барак - будущий начальник Генштаба (в Израиле это должность командующего армией), затем премьер Израиля; замкомандира группы, 28-летний майор Дани Ятом, будущий начальник «Моссада»; лейтенанты: 24-летний племянник министра обороны Узи Даян - будущий замначальника Генштаба, затем глава Совета обороны и 23-летний Беньямин Нетаньягу, еще один будущий премьер. Их рассказы он соединил в один.
  8 мая 1972 года «Боинг» бельгийской компании «Сабена», следовавший из Брюсселя в Тель-Авив, в воздухе был захвачен палестинскими террористами из группы «Черный сентябрь».
   Угонщики учли уроки прошлого. Обжегшись на службе безопасности, они больше не пытались захватить израильский лайнер и опасались сажать самолет в дружественных странах. Поэтому выбрали дерзкий вариант: взять иностранный лайнер и посадить его в Израиле - логове врага.
   В 18.50 бельгийский «Боинг» приземлился в аэропорту Лод, который еще не носил имя Бен-Гуриона. На борту - 99 пассажиров и 10 членов экипажа. Угонщики выдвинули требования: в 24 часа освободить 315 «борцов за свободу», миллион долларов мелкими купюрами и беспрепятственный вылет. В противном случае угрожали взорвать самолет.
   В правительстве сразу решили, что на поводу у террористов не пойдут. Начальник военной разведки (АМАН) Аарон Ярив вел переговоры с угонщиками. А министр обороны Моше Даян занялся разработкой спецоперации. Ее проведение он поручил «Саерет маткаль».
Для операции отобрали 14 человек - только солдаты и офицеры срочной службы и резервисты этого подразделения из службы безопасности «Эль-Аль». Самый известный - Мордехай Рахамим.
   Дани Ятом: «Поначалу мы не понимали, как это сделать. Все-таки пассажирский самолет, полный заложников. «Эль-Аль» предоставила нам такой же «боинг», загнали в ангар - стали разрабатывать операцию. Все в жуткой спешке, все нервничают: а вдруг сейчас взорвут? Мы считали такую вероятность весьма высокой».
   Эхуд Барак: Для начала решили вывести самолет из строя...
   Дани Ятом: - В первую же ночь мы с двумя техниками незаметно подобрались к захваченному самолету: Сначала слили масло. Потом подобрались еще раз - выпустили воздух во всех покрышках, снизили давление в двигателях. В общем, взлететь самолет никак не мог. Ситуация сама требовала вмешательства механиков.
   Эхуд Барак: - Операция должна была состояться ночью, но Моше Даян дал указание подождать до утра. И хорошо сделал: днем мы получили важные сведения. Чтобы доказать, что они могут взорвать самолет, террористы направили к нам одного из летчиков и передали с ним несколько граммов взрывчатого вещества, из которого сделана бомба. Они не знали, что летчик еврей и его дочка живет в Израиле. Он очень помог. Теперь мы знали, что террористов четверо - двое мужчин и две женщины, как они вооружены, где находятся... Когда летчик вернулся в самолет, мы вспомнили, что забыли попросить его описать одежду террористов.
   Узи Даян: - Мы должны были подобраться к самолету под видом техников. Облачились в белые комбинезоны, какие они носят.
   Эхуд Барак: ... Уже все было готово, но тут террористы потребовали доказательств, что их соратники выпущены из тюрем. Потом заявили, что согласятся на починку самолета только в присутствии представителей Красного Креста.
   Дани Ятом: - На аэродром въехали крытые брезентом грузовики. Террористам сказали: «Вот ваши товарищи, мы их отпустим, когда отпустите заложников». Это было неправдой.
   Узи Даян: - Мы ехали к самолету аэродромным транспортом - такой тягач с цепью тележек. Все в белых комбинезонах авиатехников. С нами - представитель Красного Креста.
   Дани Ятом: - Вдруг у одного из наших выглянул из-под одежды пистолет. Представитель Красного Креста это явно заметил. Я обмер. Мы были еще далеко от самолета - незамеченными не добежать. Думал: все, лопнуло дело. Но он не сказал ни слова. Может, решил, что оружие положено механикам, все-таки там террористы. Может, все понял, но виду не подал - по сей день не знаю.