holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Category:

С Одесского кичмана...

    В конце 1920-х годов в репертуаре Л.О.Утёсова появилась песня, быстро
  завоевавшая широкую популярность.  Исследователи считают, что это была
  переделка старой, ещё царских времён, песни каторжан. Но текст этой
  старой песни восстановить не удалось.
     В 1932 году песня вышла на пластинке и пошла по всей стране.
     В первоначальном (Утёсовском) варианте она начиналась так:
       С вапнярского кичмана
       Сорвались два уркана,
       Сорвались два уркана на Одест.
       В Одесте на малине
       Они остановились,
       Они остановились, наконец.
    Слово "вапнярский, по-видимому, происходит от старославянского
  "вапна",
что значит "известь"; очевидно кичман (тюрьма) был побеленный.   Уркан - уголовник. "Одест" - блатное наименование Одессы. "Малина" -
   притон.



     Как это всегда бывает, популярная песня обросла новыми вставками, и
  появились новые варианты. В новых вариантах появились "махновцы-партизаны", появился вопрос "за что мы воевали". Утёсов пел с новыми вставками. Естественно, это не понравилось советской цензуре, и песню запретили. Но, что не позволено свинье, позволено Цезарю.
В 1936 году Утёсов выступал на правительственном концерте в честь беспосадочного перелёта Валерия Чкалова до острова Удд. И, по просьбе Чкалова, с личного разрешения Сталина, Утёсов спел запрещённую песню. После этого запрет, естественно, был снят.
   Песня снова была запрещена в 1950-е годы.
  Кстати, у летчиков знаменитой эскадрильи, которые послужили прототипами для героев фильма «В бой идут одни старики», «коронной» песней в их военном ансамбле была вовсе не «Смуглянка», а именно «С одесского кичмана». Узнав об этом, певец подарил им приобретенный на свои средства истребитель «Леонид Утесов».
    Вновь запрещённую песню включил в свой репертуар Аркадий Северный, и песня продолжала жить.

       Вот один из вариантов текста.
С одесского кичмана
Сорвались два уркана,
Сорвались два уркана в дальний путь.
В вапняновской малине
Они остановились,
Они остановились отдохнуть.

Один, герой гражданской,
Махновец партизанский,
Добраться невредимым не сумел.
Он весь в бинтах одетый
И водкой подогретый,
И песенку такую он запел:

«Товарищ, товарищ,
Болять-таки мои раны,
Болять мои раны у боке.
Одна же заживаеть,
Другая нарываеть,
А третия застряла в глыбоке.

Товарищ, товарищ,
Скажи моёй ты маме,
Шо сын её погибнул на посте.
И с шашкою в рукою,
С винтовкой — у другою,
И с песнею весёлой на губе.

Товарищ малахольный,
Зарой ты моё тело,
Зарой ты моё тело в глыбоке.
Покрой могилу камнем,
Улыбку на уста мне,
Улыбку на уста мне сволоке.

За що же ж мы борёлись?
За що же ж мы стрыждались?
За що ж мы проливали нашу кровь?
Они же ж там гуляють,
Карманы набивають,
А мы же ж подавай им сыновьёв!
     Использованы материалы http://arkasha-severnij.narod.ru
Tags: искусство.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Фонтанщики 32

    Предыдущие записи Кто ты? Смысл жизни имеет лишь жизнь, прожитая ради других. А.Эйнштейн Каждую осень, когда только закончилась уборка…

  • Фонтанщики 31

    Предыдущие записи Седьмой фонтан Ленкевич медленно обводит взглядом присуствующих и называет имна тех, кто поедет на фонтан. Едут почти все.…

  • Фонтанщики 30

    Предыдущие записи Наступил решающий момент - наведение. Нас на всякий случай отгоняют подальше - в процессе наведения вероятность вспышки струи…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments