holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Педагогика.

   Захотелось поделиться своим мнением о учителях школы. Я собирался ответить kumacheva
на её посты "Дети", и "Отечественная педагогика", но понял, что получится длинно для коммента, поэтому пишу в свой журнал. Я ни разу не педагог, поэтому моё мнение может показаться и ошибочным, но всё-таки...
   Были у нас в школе учителя, которых мы любили, а были и такие, которых презирали и даже ненавидели.
   Любили мы, например, преподавателя географии, Фёдора Павловича. Любили за то, что он относился к нам, как к взрослым. В каждом из нас он видел личность.Однажды мы с товарищем заскочили перед школой выпить по стаканчику вина в забегаловку ( тогда ещё продавали всем подряд). Стоим в очереди, и вдруг товарища тихонько тянет за рукав... Фёдор Павлович!!! Мы обомлели - будет неминуемый сильный нагоняй, и ещё неизвестно, чем всё закончится. Но... он сунул трёшку и попросил: "Возьмите мне, а то я опаздываю на урок, нет времени стоять в очереди". Нечего и говорить, мы, конечно, взяли, и в школе никто ничего не узнал ни о нас, ни о нём.
   Однажды на его уроке Юрка сел на переднюю парту и стал демонстративно разглядывать листик из книжки, где был во всех подробностях изображён женский половой орган. Конечно, это была провокация. Мы ждали реакции. Но она оказалась совершенно неожиданной. Фёдор Павлович пару раз скосил на него глаза, а потом с интересом спросил: "Что, только на картинках разглядываешь?" Ответом был дикий хохот всего класса. Юрка посрамлён, а учитель на высоте. Это только пара примеров, конечно.
   Другой преподаватель (конституции), воровато оглядываясь, попросил на перемене разрезать пополам несколько сигарет (тогда они ещё были сплошные, без фильтра). Он хотел меньше курить, по половинке. Он обратился к нам, потому что знал, что мы курим. Но об этом  никому не рассказывал.
   Была у нас учительница физики, которая была молодая, красивая, женственная. С нами она обращалась как с вполне взрослыми людьми, которые просто ещё не знали физику. Мы все тихо были в неё влюблены. Однажды она попросила нас принести для кабинета физики термометры, конечно,если у кого есть лишние. Вечером, когда стемнело, мы кусачками пооткусывли на окнах первых этажей уличные термометры. Получилось около десятка. Когда она их увидела, она ахнула и приказала их вернуть хозяевам. Но кронштейны были уже перекусаны, и мы их следующим вечером положили на подоконники - что делать!
   Однажды тот же Юрка принёс на урок русского языка учебную гранату Ф-1, которую он умыкнул из военного кабинета. На ней была вырезана четверть корпуса, чтобы было видно внутреннее устройство, а заряд, естественно, удалён. В гранату был ввёрнут запал, так же разрезанный и тоже обезвреженный. Но если на неё смотреть с другой стороны, невозможно было понять, учебная она или настоящая. А время было послевоенное, боеприпасов находили много, и часто бывали самые разные случаи, о которых нам регулярно рассказывали и учили, что надо делать, если найдём.
   Так вот. Юрка сел поближе к доске и, когда Михаил Семёнович посмотрел в его сторону, вытащил предохранительную чеку из запала. Теперь (в случае с настоящей гранатой) достаточно разжать руку, и через три секунды - взрыв. Учитель побледнел сильнее, чем мел, который он выронил из руки. Он подскочил к Юрке и заговорил: "Спокойно, спокойно, не разжимай руку,  дай мне, дай гранату мне, но руку не разжимай..." Он хотел аккуратно перехватить гранату и , наверное, вынести во двор и бросить - там никого не было, ведь шёл урок.
   Юрка повернул гранату другим боком и сказал небрежно: "Михаил Семёнович, она учебная." Секунд пять - пауза, мёртвая тишина.  А потом учитель сквозь зубы сказал только: "Выйди из класса." Всё осталось без последствий, если не считать пару килограмм здоровья, потерянного учителем. Но он спасал нас, рискуя своей жизнью, и мы (те, что сегодня живы) это помним и сейчас. Можно не говорить, что на его уроках всегда был полный порядок. К тому же и преподавал он интересно.
   Не любили мы учительницу английского языка. Она была хитрая, изображала "своего парня", но была отъявленная сплетница и всё время пыталась влезть в наш мир и узнать все подробности наших взаимоотношений. Ей мы платили откровенным презрением, и бывало, что и хамили.
   Презирали математичку. На её уроках был полный балаган, он кричала, хлопала журналом по столу, а иногда и весь стол поднимала и с размаху грохала им в пол. А всё почему? Она постоянно жаловалась на нас завучу и директору.
   Я думаю, что главный секрет педагогики - это отношение к детям, как к взрослым, уважение их личности, и конечно же, личные качества педагога. Дети чувствуют и понимают всё гораздо тоньше, чем это кажется.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Фонтанщики 27

    Предыдущие записи Пойдёшь - не вернёшься Пробил час заката, Маятник качнётся. А без нас, ребята, Драка не начнётся. А. Градский К нам…

  • Фонтанщики 26

    Предыдущие записи Мы сидим в машине. Работа на сегодня закончена, можно ехать спать, но пока не пришёл Вайсберг. Григорий Львович Вайсберг -…

  • Фонтанщики 25

    Предыдущие записи Лохвица Лохвица - это районный центр на севере Полтавской области. Мы проезжаем её, сворачиваем налево, и скоро подъезжаем к…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments