holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Categories:

Облако в штанах. 2.

В своей предсмертной записке Маяковский писал: "...и, пожалуйста, не сплетничайте - покойник этого ужасно не любил". И я не буду писать о том, кто из женщин его любил, а кто нет, какую роль сыграла каждая из них в его жизни, кто был с ним искренним, а кто нет.  Достаточно того, что он их любил, а в житейских переплетениях часто не могут разобраться сами их участники, не то что последующие исследователи, к тому же часто необъективные.
   Давайте просто познакомимся с ними.
   В "Облаке" Маяковский обращается к Марии. Я уже писал немного о ней в предыдущем посте. Немного повторюсь - она родилась в селе в Харьковской губернии, а в Одессу приехала  учиться, там жила её сестра.
  Только благодаря усилиям музея Владимира Маяковского из мглы времени стал проступать реальный облик очень интересной, талантливой и несчастной женщины Марии Александровны Денисовой, одаренного скульптора трагичной судьбы.
Она готовилась посвятить себя изобразительному искусству. Училась сначала в частной живописной студии, а затем в художественном училище.
  Тогда в Одессе, в гостинице, Мария не приняла всерьез мало кому известного Маяковского. Её "украли" - она предпочла выйти замуж за перспективного инженера Василия Строева. Жила вместе с ним в Швейцарии. Там у них родилась дочь Алиса. Мария продолжила занятия живописью и скульптурой в Лозанне и в Женеве (с 1914 по 1918 гг). Жизнь со Строевым не сложилась, и они разъехались - Строев в Англию, а Мария вернулась в Россию, где уже началась гражданская война.
    Эта сильная духом женщина оставила дочку у знакомых и ушла в первую конную армию. Подобно тому, как Маяковский в годы гражданской войны отдавал себя агитпропу, наступив "на горло собственной песне", так и Мария Александровна, не будучи военнообязанной, стала руководителем художественно-агитационного отдела армии. Сначала первой конной, а потом второй. Писала агитплакаты, рисовала карикатуры, играла на сцене.
   Там, на фронте, она вторично вышла замуж за будущего героя гражданской войны Е.А.Щаденко. Тогда он был членом реввоенсовета вместе с Ворошиловым. Мария перенесла три тифа и была ранена. Это фото было сделано вскоре после её выписки из госпиталя ( ранее, дореволюционное фото см. в моём предыдущем посте).
  Когда закончилась война и началась тусклая, как холстина, жизнь, то вдруг обнаружилась полная несовместимость личности художницы с запросами и вкусами крупного военного чина. Щаденко был замнаркома обороны. Ему дали большую квартиру в Москве, в доме на набережной, на последнем, десятом этаже, с огромным балконом. Мужа раздражало, что жена вечно занята своими скульптурами. Мария Денисова-Щаденко была крепким монументалистом, ее скульптурные работы выставлялись на международных выставках в Женеве, Венеции, Варшаве, Цюрихе, Берне, Копенгагене. И в Москве у нее было несколько выставок. Лепила она и портрет своего мужа, усиливая в нем черты героизма и мужества, как и в портретах крупных общественных деятелей и военачальников тех лет. Ее нежная и любящая душа явила свою красоту в беломраморном автопортрете с дочкой "материнство". Не всем нравится выполненная ею в гипсе голова "поэта" (1926-1927 гг.). Денисова сурово изобразила Маяковского с глубокими складками, идущими от губ к подбородку. Голова поэта погружена в гипс, тонет в нем. Эта голова обреченного: жесткая межбровная морщина и пристальный, всевидящий взгляд человека, осознавшего перерождение людей и идей, понимающего приближение трагического финала. Такой портрет заставляет размышлять, искать ответы. Сама Мария Александровна в письме к Маяковскому так объясняла свой замысел: "работа "поэт" построена на остром угле - да и по существу вы остро-угольный".
   Семейная жизнь Марии Александровны с  Щаденко превратилась для нее в настоящую муку. Ее скульптуры были вышвырнуты на балкон, под дождь, ветер и снег. Там оказалось даже светлое, целомудренное "материнство".  В московском обществе Мария Александровна не раз встречала поэта. Она писала ему. Вот одно из ее писем к Маяковскому от 21 декабря 1928 года: "дорогой мой Владимир Владимирович! Прошу, берегите свое здоровье - мне очень печально было узнать, что вы стали сдавать - конечно, в смысле здоровья. Ясно - литературно вы на правильном пути. Хотелось бы еще одной- две монументальной работы... Берегите, дорогой мой, себя. Как странно, вы обеспечены, а не можете окружить себя обстановкой и бытом, который бы дольше сохранил вас - нам. Что с глазами? Крепко жму вашу руку, мой всегда добрый и близкий. Мария." Постскриптум письма значительно длиннее, написан сумбурно, с множеством сокращенных слов, даже иногда без знаков препинания. На полях Мария сообщает: "с мужем разошлась - уходила в общежитие безработных рабис - и все из-за скульптуры.  Домашнее хозяйство брало целый день..."  И далее важная подробность о муже: "временно упросил "sic" все же вернуться - грозя, что застрелится - а уйти нужно - работать не дает. Домострой. Эгоизм. Тирания". И буквально крик в конце: "нужен мрамор натура и мастерская иначе моральное убийство..." Из письма 1929 года мы узнаем важную подробность - М.А.Денисова бывала у Маяковского дома и получала от него материальную помощь: "Дорогой Владимир Владимирович! Щаденко категорически не разрешил мне брать у вас денег - думал он, что я пошутила в первый раз, говоря, что вы будете оплачивать натуру и отливку. Все же я наделала долгов - прошу вас в четверг в 4 часа быть дома или в пятницу в 4 часа... За вашу помощь я вам бесконечно благодарна, если бы я когда-нибудь могла бы быть вам полезной, то, ясно, сделала то же для вас, что и вы". А в письме от 8 декабря 29-го года она писала: "Благодарю, дорогой, за защиту женщины от домашних "настроений" мужей- партийцев. Здорово помогает и "Баня", и "Клоп". Доходит. Хороший бич - слово, сарказм".
   Потом что-то случилось - многое покрыто мраком. Почему-то нет ее работ, сделанных позже 36-го года. Перестала ваять или же все было уничтожено? Именно в те годы ломались судьбы и даже жизни обитателей дома на набережной. А еще в 28-м году она писала Маяковскому: "...Бросать приходится скульптуру, а для меня это равносильно смерти". Если тебя тиранят, не позволяют заниматься творчеством - как тут не впасть в психастению. Это слово Мария Александровна однажды употребила в письме к Маяковскому. В письмах 29-го года у женщины какой-то нервный слог, "рваный" почерк - признак тяжелого душевного неблагополучия. Что же послужило поводом для её последнего отчаянного шага, -  ринуться вниз с десятого этажа? Вокруг её самоубийства сплошная тайна. Пока никому не удалось прояснить подробности этой трагедии. Мария Александровна покончила с собой в 1944 году.
Ее похоронили на новодевичьем кладбище (участок 4, ряд 9, могила 14).. Могила Марии Александровны долгое время была заброшена, забыта всеми, даже родными. Ее дочь Алиса Васильевна уехала в Англию вместе со своей дочерью, Ольгой Карповой. Вторая дочь Алисы, Татьяна Карпова, осталась в Москве. О ней ничего не знают даже музейщики. . Близкие люди, уехавшие за границу, обещали поставить памятник на могиле, а скульптуру "материнство" увезти с собой. Шли годы, обещание забылось. И тогда музей Маяковского установил надгробие: на гранитном пьедестале водружена авторская скульптура М.А.Денисовой "материнство".
   Использованы материалы http://www.cermo-lit.ru
Tags: Маяковский
Subscribe

  • Индейцы - не японцы

    В данный момент многие археологи склоняются к тому, что первые люди мигрировали на территорию Северной Америки из Японии около 15 тыс лет назад.…

  • Вино на радость нам дано.

    Гора, вина хлебнув, и та пошла бы в пляс. Глупец, кто для вина лишь клевету припас. Ты говоришь, что мы должны вина цураться? Вздор! Это дивный…

  • Ай да Пушкин!

    Я люблю вас, но живого, а не мумию. Навели хрестоматийный глянец. Вы по-моему при жизни - думаю - тоже бушевали. Африканец! В.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments