holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Categories:

Сколько раз умирал Маяковский?

   Я пишу о Маяковском потому, что неделю назад услышал интервью Марка Розовского, режиссёра Театра у Никитских ворот, который привёз свою новую работу - "Роман о девочках" по прозе В.Высоцкого. Он говорил и о своей работе, и о Высоцком. Но я не об этом. 
   Он говорил и о падении нравов, о падении общего уровня культуры и искусства, о том, что коммерческий подход к искусству открыл ворота мутной попсе. В числе прочего он вскользь упомянул о том, что музей Маяковского на Лубянке закрыт на реставрацию, сменено его руководство, а музей после реставрации будет уже как бы не совсем музеем Маяковского, а скорее музеем авангардного искусства. 
   Процесс идёт! 
   Сначала был ликвидирован музей Маяковского на Таганке.  Мне повезло - я успел там побывать.Вот что пишет о нём З. Паперный, маяковед:
   "Здесь жили Маяковский и Брики с 1926 по 1930 год. В ту пору у каждого была своя личная, интимная жизнь, и, когда молва возмущённо твердила о «любви трёх», никто из них друг с другом не был связан любовными узами. Но духовное и душевное единство не распадалось. В квартире каждый занимал отдельную комнату, и была ещё общая комната. Здесь кипела их «триединая» жизнь, принимали гостей, собирались участники журнала "ЛЕФ" (Левый фронт искусств), писатели, художники, артисты. Однако восстанавливать квартиру в её доподлинном виде в 1937 году не стали. Только два года назад прозвучали слова Сталина о «лучшем, талантливейшем поэте нашей советской эпохи». Стало быть, в открываемом Доме-Музее всё должно было выглядеть «в лучшем виде» — сверхторжественно и благопристойно. Комнаты Лили и Осипа Максимовича были закрыты. Если «лучший, талантливейший» — тут уже не до Бриков. Началось их отделение от поэта — отселение, и не только в жилищном смысле. Дом-Музей воссоздавался как заведомо полумемориальный. Строго редактировалась сама жизнь поэта. Он посмертно получал разрешения — что можно, а чего нельзя."
   З.Паперный писал: "Маяковский-поэт погибал дважды: первый раз, когда он застрелился в 1930 году, второй — когда его приобщили к лику святых и непогрешимых. Стали пересоздавать заново. В том реконструированном мире Маяковского, который все более утверждался официально, не было места ни для футуристов, ни для Бриков, ни для многого другого. Даже о самоубийстве рекомендовалось поменьше упоминать — оно только искажало, как насмешливо выражался сам поэт, его “постоянно ясный” облик". ("Тот, кто постоянно ясен, тот, по-моему, просто глуп".)
   Как мы учили Маяковского в школе? 
   В школьном изложении это был не человек, а ходячий плакат. О его потрясающей лирике не вспоминали. Изучались стихи "Товарищу Нетте - пароходу и человеку", "Стихи о советском паспорте", поэмы "Владимир Ильич Ленин" и "Хорошо".  Неудивительно, что он не пользовался популярностью у детей, и его неприятие продолжалось и в взрослом возрасте. Да и сегодня мало кто его знает и понимает. "Россия - страна с непредсказуемым прошлым".
   Первая попытка самоубийства произошла в 1916 году.
 

 "..напоследок позвонил ей (Л.Ю.Брик) по телефону, она понеслась к нему. Он сказал:— Я стрелялся, осечка, второй раз не решился. Ждал тебя. Она еще добавила:— Я взяла у него револьвер, потребовала, чтобы он поклялся — никогда больше не пытаться...А потом я вдруг засомневалась: а что, если Маяковский все это разыграл? Его револьвер оставался у меня. Прошло время. И как-то один мой гость, военный человек, увидел этот револьвер, вынул пулю и сказал: “Кто-то уже один раз стрелял, но произошла осечка — видите, след от удара бойка?”   
   Второй выстрел, 14 апреля 1930 года, оказался роковым.
   О том, как искажался облик поэта и вычищалась его поэзия, как постоянной травле подвергались его близкие, не вписывающиеся в официальную версию, написал З.Паперный в статье О Лиле Брик - спутнице жизни и стихов Владимира Маяковского. Он дал развёрнутую картину того, как последовательно искажался образ поэта, сколько грязи было вылито (и сегодня продолжают!) на Лилю и Осю Бриков.
   Итак, музей на Таганке ликвидировали. А что же создали на Лубянке?
   Говорит искусствовед Григорий Ревзин.
   "В музее отменены вертикаль и горизонталь, предметы — стулья, столы, водосточные трубы, штыки, бюст Ленина — реалии стихов Маяковского — плавают в невесомости, будто морфемы в смысловом поле, ещё не скреплённые грамматикой и синтаксисом высказывания. Силу тяготения заменяют пространственные линии — строчки, которые ухватывают смыслы и выстраивают из них пространство так, как строится стих. Естественно, всё получается лесенкой, лестница оказывается главным формообразующим принципом всего музея, и там такое ощущение, что ты всегда оказываешься не на полу, не в коридоре или комнате, но на ступени. При этом несущие конструкции лестниц как будто поставлены не прямо, не под 90 градусов, а косо, веером, как проходит косой дождь. Всё это будто постоянно движется, куда-то падает, колышется, и есть только одно место во всём этом бурном становлении пространства, которое совершенно спокойно, жёстко, статично и симметрично. От него, собственно, и расходятся все линии — или, точнее, к нему и сходятся. Это комната Маяковского, единственное историческое место в этом музее. Как в русском конструктивизме вообще, тут приняты очень конкретные, вещественные метафоры, комната буквально превращена в «комнатёнку-лодочку», где он «проплыл три тыщи дней»,— она плывет через эту инсталляцию. Прожил — и застрелился. Это в каком-то смысле не вполне музей восхождения к самоубийству — и в этой точке вся экспозиция вдруг становится не последовательно изложенной биографией поэта, рассказанной языком авангардной инсталляции, а миром в момент взрыва в мозгу, когда остатки смыслов и слов разлетаются во все стороны, теряя связи друг с другом и пространством. Музей одного, довольно острого мгновения".
   Невольно вспоминается "гениальный" чёрный квадрат. Искусство, которого не понимает даже создатель. Но всегда найдутся те, кто будет глубокомысленно и напыщенно восторгаться "заумью", обильно пересыпая свою речь околонаучными терминами, изображая знатоков. Ведь всегда, если что-то непонятно, можно домыслить, причём каждый домыслит своё.
   Сейчас хотят, чтобы Маяковский умер ещё раз, и, мне кажется, именно об этом пел В.Высоцкий.


Tags: Маяковский
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Мир снова двуполярный, но один полюс поменялся

    Улыбаюсь я волчей ухмылкой врагу, Обнажаю гнилые осколки. Но - на татуированном кровью снегу Наша роспись: мы больше не волки! В.Высоцкий…

  • Пожар в рейхстаге

    Перепост из журнала el_murid. Инициатива прокуратуры Москвы о признании Фонда борьбы с коррупцией - структуры Навального - экстремистской,…

  • Голый король на золотом унитазе

    Протестующие против нарушения прав человека в России, ареста Алексея Навального и агрессии Кремля в отношении Украины установили перед посольством…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments