holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

4. Толедо

     Сейчас здесь сонная тишина. Столица давно перенесена в Мадрид вместе с королевским двором, школами, торговлей и промыслами. Арабов и евреев изгнали из Испании ещё в давние времена, а с ними – остатки высокой восточной цивилизации. Остались башни, мосты и храмы, но гордый город обнищал. Зарос бедными хижинами и мусорниками. Горячий ветер с гор пустыни гонит клубы пыли, как бы сметая, унося былое величие. Но память величия Толедо живёт в его стенах; в них звучит эхо наших шагов в зарастающих травой улицах. Как сон о прошлом звучит звон церквей и пение монахов в разных монастырях, которые издавна нашли в них себе жильё.

    

Толедо, как целостность, прежде всего впечатляет нас своим скалистым пейзажем, своим расположением на берегу пропасти, русла Тага, которая его окружает; заинтересовывает массой улочек и маленьких площадей, обветшалых от старости домов, полуарабских хижин, монастырей и дворцов. В целом, это как бы застывшее во времени  каменное нагромаждение, освещённое ослепительным полуденным солнцем, со своим неповторимым настроением. Его создают не только улицы и дома как таковые, но также их неповторимые черты. Эти черты производят впечатление, что «такие» дома и «такие» улицы можно найти только в Толедо. Потому что это толедские дома, толедские церкви и переулки. Хотя они построены зачастую в разных стилях и в разное время, их объединяет определённая выразительная общность. Если бы нас внезапно пробудили от сна и мы оказались бы в каком-нибудь закоулке города, то по его виду, по его характерным чертам мы бы узнали, где находимся. В мире немного городов, которые можно узнать с первого взгляда. Толедо именно такой. Прежде всего, он имеет свой собственный колорит. Многие дома построены из кирпича, который, однако, не похож на наш. Он плоский, ровно отформованный и гладкий; поэтому и стены из него тоже гладкие, как обложенные плитками, и имеют цвет светлой корицы, потому что местная глина обжигается именно в такой цвет. А те дома, которые покрашены, преимущественно тоже разнообразными розовыми и апельсиновыми тонами, гармонируют с кирпичными.  В этой цветовой гармонии появляются иногда золотистые дома, иногда, как в Африке, ослепительно белые, побеленные известью. Гармония цветов  в архитектуре или живописи называется гаммой, и все красивые города Европы имеют каждый свою собственную цветовую гамму. Флоренция золотисто-серая, Рим красно-серый, Париж кремовый, а Толедо ржаво-белый. Он напоминает цветом глиняный дворик, обрызганный кое-где молоком. На этом фоне украшенные цветами балконы смотрятся, как красивые разноцветные букеты, а игра солнечных лучей, создающая рядом с ослепительными светами глубокие фиолетовые тени, создаёт в результате образ, превращающийся в прекрасную симфонию благородного, величественного звучания, как будто мы слушаем музыку Баха.

     Другая характерная черта Толедо – это геометричность его домов. Они являются маленьким частичками, прилаженными один к другому, и поэтому весь город производит впечатление, что он как бы сложен из правильных керамических или каменных кубиков; это впечатление усиливается благодаря плоским крышам, которые, в отличие от северных городов, не остроконечные, потому что дождей и снегопадов тут мало. Иногда вместо крыши наверху дома находится терраса, украшенная фонтаном и апельсиновыми деревьями. Окон мало, а те, что есть , целый день закрыты деревянными ставнями, чтобы солнце не слишком нагревало помещение. Испанцы, в отличие от нас, берегутся солнца; в их стране оно убийственно, и каждый испытывает истинное наслаждение, когда из пекла улицы входит в затенённое помещение, из которого на закате можно выйти на балкон. Эти балконы -  истинный рай испанских городов, и в основном, всё украшение дома. Их много, на каждом этаже, и каждый защищён железной решёткой. Это настоящие альтанки, пристроенные к окнам, висящие в воздухе над улицей. Они также излюбленное место вечернего отдыха скмьи; те, кто не отправляются в сумерках побродить по городу, проводят в этих альтанках время в разговорах, среди ароматов цветов и пения птиц в клетках. В Толедо есть много общественных площадей. Главным из них является любимый жителями старый арабский рынок, называющийся Заходовер. Это старое название, означающее «торговля». Эта площадь с арабских времён испытала разные перемены. Первоначально  - главное место торговли, позднее, в период ренессанса, больше торжественное, предназначенное для торжеств и праздников. В соответствие новой роли, был окружён смотровыми галереями, на которые выходят окна и двери окружающих домов. Каждое помещение является, таким образом, разновидностью театральной ложи, как в опере – из этих лож можно было наблюдать самые интересные события, обязательно происходящие на этой площади. Сегодня тут царит непрекращающийся балаган. Пришелец получает впечатление, что что-то случилось тут необыкновенно важное – люди толпятся, горячатся, о чём-то разговаривают, сидят, стоят. Протиснуться невозможно, как будто посредине что-то случилось. Но ничего не случилось. Просто площадь – это место общественной жизни.  Потому что весь город – это теснота узеньких улочек, где даже ходить нормально невозможно, только протискиваться – невозможно там разговаривать, разве что из окна в окно, а тут, на площади – свободное пространство. Южанам же для разговора требуются свидетели, требуется движение и пространство. На площади есть свидетели и много места, поэтому одни других склоняют к участию и активной жестикуляции, чтобы так выплеснуть большой запас энергии. Спокойный разговор как бы несущественный, он должен быть громким и публичным. Здесь решаются все жизненные вопросы, обсуждаются и приводятся в соответствие разные взгляды. Разговаривают обо всём: о дороговизне, семейных проблемах, политике… И так каждый день, с утра до вечера. А вечером площадью уже овладевает молодёжь, появляются целые семьи с тучей детей -  дети в Испании ложатся спать очень поздно – и, после дневных покупок, разглядывают новые приобретения, оценивают их стоимость. Всё это очень интересно, но и мучительно, потому что шум стоит невыносимый. С этой точки зрения Толедо сохранил арабский обычай – Заходовер  это настоящий восточный базар.

Tags: Путешествия, города, история
Subscribe

  • Фонтанщики 19

    Предыдущие записи Абдулла рассказывал мне, что на установке, где он работал, были спасательные устройства, которые они называли…

  • Фонтанщики 18

    Предыдущие записи Море и суша Фонтаны были 1 - 2 раза в год, и наш отряд большую часть времени занимался созданием уникальной техники. Она…

  • Фонтанщики 17

    Предыдущие записи Опять начинается тяжёлая, грязная работа. Сборка облеплена людьми; они крутятся вокруг неё, сидят на превенторах, стоят на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments