December 28th, 2019

Мало любить Украину до глубины души, надо любить её до глубины кармана

                          Мы создали Италию. А теперь
                          надо создавать итальянцев.
                                        (Джузеппе Гарибальди)

В 1861 году умер Тарас Шевченко, и в том же году родился другой патриот Украины, имя которого тщательно замалчивалось всё то время, когда Украина была в удушающих объятиях "старшего брата" - Евгений Харлампиевич Чикаленко.

Он не болел марксизмом, пролетарским интернационализмом, борьбой за свободу трудящихся всего мира и  уничтожение загнивающего буржуазного общества.  Но он был Украинцем и боролся за возрождение своего народа.  Поэтому сегодня кремлёвские имперские шавки, наверное, облаяли бы его из ольгинской подворотни фашистом.

Он был помещиком, и у него водились деньги. Он был хорошим агрономом, и даже в засушливые годы собирал неплохие  урожаи.

Но Евгений Харлампиевич не тратил деньги на дворцы и яхты и не держал их на Кипре.

В 1897 году он издал написанный им учебник "Рассказы о сельском хозяйстве", за свой счёт издавал единственную в Российской империи ежедневную газету на украинском языке "Рада" ("Совет").  Вместе с единомышленниками Антоновичем, Саксаганским, Лысенко, Дорошенко, Грушевским он финансировал издание в 1907 словаря украинского языка Бориса Гринченко. А это было немаловажное событие, ведь начиная с XVII века и до крушения СССР в империи подавлялись любые проявления национальной сомоидентфикации, и, в первую очередь, подавлялся нацинальный язык.

За вольнодумство и противодействие имперской политике он находился под надзором полиции в своём селе в Херсонской губернии.

Когда в 1918 году началась украинская революция, Чикаленко был в числе создателей Центральной Рады, по его предложению её возглавил вернувшийся из Москвы Грушевский.

Политческая ситуация была сложной. Центральная Рада просуществовала недолго, и власть перешла к гетману Скоропадскому. Гетман был очень богатым человеком, крупным землелевладельцем.  В Украине, согласно условиям Брестского мира, уже были немецкие войска. А тут еще Павел Скоропадский поназначал на ответственные должности бывших царских чиновников. Казалось бы, конец недолгой независимости...

Но бывшие царские оказались знающими своё дело и желающими принести пользу своей стране. Они были не пацанами, а профессионалами, и понимали, что начинать надо не с политики, технологии или социальных реформ, а с создания Гражданина. Ведь, как сказал много лет назад Томас Карлейль, любая реформа, кроие моральной, бесполезна. Никакая власть без активной поддержки народа не может ничего изменить.

Collapse )