December 10th, 2019

Мы жили вместе — и мы умрем вместе


                         Ибо крепка, как смерть, любовь
                                                    (Песнь песней)


На печально знаменитый "Титаник" была продана только половина билетов, так как в апреле спрос на трансатлантические путешествия был традиционно низким, а стоимость поездки была очень высокой из-за повышенной комфортности, даже роскоши корабля. Пассажиры первого класса платили за двухместную каюту 85 тысяч фунтов сегодняшними деньгами. Они имели возможность плавать в бассейне, играть в сквош на корте, посещать ресторан «a-la carte», два кафе, курительный салон, наслаждаться видами на двух прогулочных палубах. И еще одно преимущество оказалось впоследствии бесценным – близость к спасательным шлюпкам.

Среди пассажиров первого класса оказались Ида и Исидор Штраус. Они оказались там случайно, потому что должны были плыть в Америку на другом судне, но из-за шестинедельной забастовки угольщиков были приостановлены поставки топлива для морского транспорта компании White Star Line, владельца «Титаника», поэтому все другие рейсы через океан были отменены, а имеющиеся запасы угля «переброшены» на новое судно, чтобы оно вышло в свой первый рейс.

Исидор Штраус, совладелец универмага Macy’s, и его жена Ида входили в число самых богатых пассажиров рейса. Они возвращались в NY из Германии, где навещали многочисленных родственников. Германия была их родиной, но и Ида и Исидор еще детьми переехали в Америку со своими семьями, и поженились, когда невесте было 22, а жениху 26 лет. И хотя их познакомили, как это было принято в еврейской среде, без сомнения этот брак был «заключен на небесах». Любящая, преданная друг другу пара ежедневно обменивалась письмами в недолгие периоды разлуки. Сохранилась вся их переписка, свидетельствующая об искренних глубоких чувствах мужа и жены.

Collapse )

ХОХОТАЛА СИРЕНЬ, ПОДСТАВЛЯЯ ЦВЕТЫ ПОЦЕЛУЯМ...



Хохотала сирень, подставляя цветы поцелуям.
Ветер жадно их пил, растрепав непослушную гриву.
Ливень плакал взахлеб, к ветру страшно красотку ревнуя,
И забыться хотел, обнимая плакучую иву…




А сирень все цвела, все пьянела от шепота ветра,
Всей листвою рвалась обнимать его голые плечи.
И делила с ним страсть, и ласкала его до рассвета.
Только он улетел - слишком ветренный, слишком беспечный…

Collapse )