November 1st, 2019

Этот фарш уже обратно не вывернуть


Отрывок из интервью Олега Сенцова 29 октября.

Впервые по‑настоящему украинцем я почувствовал себя в период Майдана 2004 года. Я понял тогда, что эта борьба мне близка. На сам Майдан я не ездил, но следил за ним из Симферополя, даже была идея выйти с оранжевым плакатом к Совмину Крыма. К тому времени я уже много читал о развале СССР, ездил и по областям Украины, и в Россию, и по странам Европы. Видел, во что превращается РФ, и не хотел такого будущего для нашей страны.

Но затем мы быстро потеряли шанс на изменения, я понимал, кто такой Янукович. В Крым приехали донецкие и макеевские, у многих людей отбирали бизнес, происходил дерибан земли, беззаконие. В 2014 году новый Майдан стал для меня очень понятной историей о справедливости и свободе. И его я уже не пропустил.

Майдан все еще расползается до объема всей страны. Постепенно. Борется с Совком. Оттого у людей активных и прогрессивных столько неприятных открытий. Но это нормально, мы не могли в одну ночь проснуться другими.

Collapse )

Очень ценные кадры


                                    за шмат гнилої ковбаси
                                    у вас хоч мати попроси
                                                   (Т.Г.Шевченко)


Обозреватели сообщают, что за годы правления Путина в России сформировался привилегированный класс пропагандистов, занимающих топ-должности в рейтинговых СМИ и способных не только обелить самую патовую для власти ситуацию, но и представить в невыгодном свете кого угодно из кремлевских врагов. Кремль оплачивает такие услуги крайне щедро.

Среди главных пропагандистов Кремля они называют руководителя Первого канала Константина Эрнста, а также телеведущих политических и новостных программ Владимира Соловьева, Дмитрия Киселева, Ольгу Скабееву, Екатерину Андрееву, главного редактора телеканала Russia Today, информагентств «Россия сегодня» и Sputnik Маргариту Симоньян.

Как правило, все они отказываются озвучивать свои доходы.
Collapse )