September 27th, 2017

Быть одним организмом.



Сначала ворон было две, а кнопка одна. Логическую цепь «кнопка-червяк» они поняли очень быстро, но сразу же начались проблемы с «распределением». Пока одна ворона нажимала кнопку, вторая успевала съесть червяка. Вороны стали драться, причем не за червей, а за доступ к «рычагам управления», то есть за кнопку. Потом кое-как установили очередность действий: пока одна нажимала кнопку и поедала своего червяка, вторая терпеливо ждала своей очереди.

Затем им добавили еще одну кнопку. Радости ворон не было предела! В новом обществе потребления у каждой вороны была своя кнопка, с помощью которой можно было извлекать сколько угодно червей. Птицы перестали обращать друг на друга внимание и предоставили друг другу полную свободу действий.

Однако профессор ныне не существующего НИИ уже тогда понимал, куда дует ветер эволюции. В систему «кнопка-червяк» был внесен небольшой, но очень существенный элемент. Чтобы получить червей, вороны должны были нажать кнопку… одновременно! И вот тут началось самое интересное.

Collapse )

Для чего?



В плацкарте не продохнуть. Пахнет потом и кислой капустой, кто-то уронил банку в проходе. И не убрал.

Приближается моя станция. Все спят. Попытался разбудить проводницу. Она, проклиная все на свете, встала и пошла впереди меня к тамбуру.

Поезд притормозил. Он здесь не останавливался, только притормаживал.

Она открыла дверь. Ей было плевать на меня.

— Прыгай быстрее, — сказала и зевнула.

Я прыгнул. Попал в сугроб. Встал. Отряхнулся. Меня должна была ждать машина. Но никто не ждал. (Я не знал тогда, что она застряла в снегу в 20-ти километрах отсюда)

Ну, думаю, отсижусь на станции. Оглядываюсь. Здания не вижу, но вдруг понимаю, что вот этот вот сугроб передо мной и есть станция. Светится изнутри какой-то огонек. Значит жизнь есть.

С трудом открываю дверь, захожу. В центре буржуйка топится.

Рядом на лавке бомж лежит.

Collapse )