September 9th, 2017

я хочу тебя спросить один вопрос


     Автор - Сергей Довлатов.



Это было много лет назад, вскоре после того, как я приехал в Америку. Мы познакомились случайно. Я звонил из автомата, а старый Айзик стоял рядом, возбуждённо сверкая очками. Он шестьдесят лет не слышал русской речи. С трудом дождавшись, чтобы я повесил трубку, он радостно выпалил:
- Здравствуйте-как-поживаете!
Я вежливо удивился:
- Вы говорите по-русски?
- Who? Я? - закричал Айзик. - Конечно, говорю! А как же не говорю! Я родился в Киев губерни! А вы давно здесь приехали?
- Не очень.
- Поедешь обратно?
- Нет. Обратно не поеду.
Старик внимательно посмотрел на меня поверх очков.
- Хочешь иметь ланч со мной? Ты будешь мой guest .
В ресторане царила прохладная полутьма. Красноватое мерцание свечей слабо шевелилось над столиками. Подошла хорошенькая официантка и долго допытывалась, как нам прожарить мясо и чем полить салат.
- Хочешь dry martini? - спросил меня Айзик.
- Хочу. А вы?
- Я нет. Я хочу два dry martini .
Он расхохотался, искренне радуясь своей шутке. Потом сказал:
- Слушай, Алегзандер, я хочу спросить вас один вопрос. Может быть, это не очень nice вопрос. Ты немножко не идиот?
- Нет. То есть... не знаю.
- Зачем ты приехал в эту страну? - сказал Айзик. - Это terrible! Это очень плохая страна.
- Чем же? - испугался я.
- Чем? - закричал Айзик. - Ты знаешь, какие здесь taxes? За один мой дом я плачу fifteen hundred долларов в год!
- У вас есть свой дом? - спросил я наивно.
- У меня три дома. Один здесь, один в Калифорнии и один во Florida. Только за один здесь я плачу тысячу и пятьсот. Это не terrible?
- По-моему, нет. Раз платите, значит, есть чем.
- Конечно, есть, - рассердился Айзик. - Я всю жизнь работал. Я имел четыре аптеки. Я очень тяжело работал.
- Я тоже работал в Советском Союзе. Много аптек я там заработал?
Collapse )

Порядочность предполагает неучастие в подлости.


        Говорит Виктор Топаллер.

У меня есть стойкое убеждение, что если человек смотрит передачи Соловьева или Киселева, значит он сам Соловьев. И Киселев. И Гордон. Нормальный человек (если только он не мазохист) из-за одного чувства брезгливости смотреть подобное дерьмо не будет. Только не нужно мне рассказывать, что «врага надо знать в лицо» и «мне просто интересно, до какой степени низости и подлости…» Не морочьте голову. А то вы этих лиц не знаете. И того, что низости и подлости нет предела, не понимаете… Смотрите и слушайте, если, как говорил Каспаров, вам не «западло». Не забудьте – ударение на букву «о»…

На наших глазах произошли поразительные трансформации. Например, я несколько раз пересекался с Норкиным (как бы отмыть теперь руку?), неоднократно общался с Сергеем Доренко, книжку которого с трогательной надписью недавно вышвырнул на помойку. Сегодня и тот, и другой превратились в такие же холуйские ничтожества, как Леонтьев или Шевченко… По-моему, у Ильи Мильштейна была статья с обалденным названием: «Время использованных гордонов». Тот самый случай, когда сам текст можно и не писать – название уже все сказало.

Черт с ними, с говноедами, как говорил мой друг Жора Вайнер. Но разве только этот сброд? Не буду называть громких имен. Вы их знаете. И любите. И я люблю. Что случилось с этими людьми? Уже слышу возмущенные возгласы: «Ах, не судите, да не судимы будете!», «Вы что, не понимаете, что его приперли к стене?!», «Он это сделал ради театра!», «Вы не в курсе, что если бы она не прогнулась, то ей не дали бы помогать детям?!», «Да вы понятия не имеете, как его шантажировали! Не смейте осуждать!..»

Collapse )