August 10th, 2017

Если видеть, можно разглядеть.


Маленькое кафе, как положено у нас в Иерушалайме, со столиками возле входа.
Возьму-ка я тоже кофейку, думаю. Стала в очередь. Передо мной два человека. Впереди юная, самоуверенная девица, из тех, о ком говорят «ноги от шеи». Нервно постукивает по барной стойке шикарными акриловым ноготками. А первым стоит старик. Такой старый, что кожа на его лице и
 руках почти прозрачная и под ней четко видны вспухшие вены, а на ней - старческие темные пятна. Но держится, еле держится на ногах, но с таким чувством собственного достоинства и уверенностью в себе, аж восхищает!

Молодой парень -бармен за стойкой изо всех сил старается
понять, чего хочет старик. Но слов на иврите тот произносит совсем мало, в основном на идиш. Парень идиш не знает, но желание понять важнее знания языков.

 Старик, оказывается, джентльмен, он заказывает кофе очаровательной компании из трех дам, по возрасту далеко за много старше даже бальзаковского возраста.  Одна на инвалидной коляске. А одна сухонькая старушка совсем еще бодрячком, (Барух аШем!)* – так весело проковыляла старику на помощь и затарахтела, тоже на идиш.

 Так они и стояли, обсуждая видимо, кому какой кофе заказывать. Я молча любовалась этой картиной. Парень за стойкой тоже.

Но тут резко встряла юная девица, на чистом русском:
- Я тут что, до вечера в очереди стоять буду? У вас что, так принято, что такие древние рухляди по кафешкам ходят?! – это она парню-бармену.

Он вздрогнул и, ב''ה** не понял ни одного слова. Но смысл сказанного был понятен всем – таким раздражением веяло от ее тона, такой злобой перекосило ее намакияженное модельное лицо и так нервно повела она обнаженным точеным плечиком…

Collapse )