February 8th, 2017

Собачье сердце…


     Этот рассказ - письмо Елены Пузановой из г. Луга - был опубликован на сайте православного священника отца Константина Пархоменко.
     Рассказ был предварён такими словами:
     "Я не хочу комментировать это письмо, переданное мне. Оно всколыхнуло много душевных переживаний. И я несколько раз брался писать даже какое-то предисловие к этому письму. Но потом, перечитав, стирал. Нажимал клавишу компьютера и смотрел, как она бежит и на моих глазах уничтожает труд целого часа работы... Пусть комментарием к этой публикации станет отклик Вашего сердца.
Все, больше ничего не скажу.

    …Сейчас, когда чаще оборачиваешься на прошлое, чем заглядываешь в будущее, вспоминается родительский дом до войны.
     Жили мы в небольшом белорусском местечке. Когда началась война, туда очень скоро вошли немцы. Наше село сожгли, а жителей, погрузив в вагоны, погнали в трудовые лагеря. Кого-то направили в Германию, нас же повезли в Латвию, где поместили в концлагерь. Хотя я тогда была ребенком, немногое помню очень хорошо. Особенно голод и постоянный страх. К концу войны немцы еще более ужесточили свои порядки. В лагере совсем не было еды. Помню, все мои тогдашние детские помыслы были направлены на то, чтобы обнаружить хоть какой-то съедобный кусочек. Была рада помоям, отбросам – всему, что могло называться пищей.
     Предчувствуя свой конец и неминуемый момент расплаты, фашисты начали интенсивно заметать следы зверств. Каждый день в лагере собиралась колонна узников, которую вели в ту сторону, откуда никто не возвращался.
     Однажды эта участь постигла и нашу семью. Я с моими старшими братьями оказалась в такой колонне. У нас не было сил не то что сопротивляться, не было сил идти пусть и навстречу своей смерти. По дороге я увидела собачью будку, возле которой сидела овчарка. Но не она привлекла тогда мое внимание. Возле будки мне померещилась миска с собачьей едой. Я впилась глазами в это видение и поняла, что миска стоит на самом деле. Я не выдержала и бросилась к ней. Представляю, как мои старшие братишки замерли от страха, понимая, что через какое-то мгновение я буду разорвана на куски этой зверюгой. Мне же было все равно. Но злющая на вид овчарка даже не шелохнулась, продолжая сидеть и спокойно наблюдать, как исчезает ее дневная порция. К этому времени колонна, где находились и мои близкие, уже прошла, и охранники просто вернули меня в барак. Так я в свои семь лет осталась совершенно одна.
    Назавтра немцы, видимо, решили, с одной стороны, провести эксперимент над поведением служебной собаки, с другой – еще раз потешиться необычной картиной. Я снова оказалась в колонне, и когда мы приблизились к будке, эсэсовец дал мне в руки кость для собаки. Я подошла к ней, положила кость рядом, а сама накинулась на ее еду. За спиной слышался хруст, собака грызла кость.
       Сегодня, вспоминая тот момент, понимаю: ожидаемого охранниками представления не получилось. Меня снова вернули в барак и три дня не трогали. На четвертый день утром, когда я уже стояла в колонне, какой-то дядька из оцепления ткнул в мою сторону пальцем и сказал по-русски, что из-за меня «псина совсем не жрет». Меня вытащили из колонны и повели к будке. Возле нее стояла уже знакомая мне миска с едой. Я, недолго думая, накинулась на нее. Собака медленно вылезла из будки и наблюдала за моими действиями.
       Когда миска оказалась пустой и вылизанной мной чуть ли не до блеска, овчарка ухватила меня, семилетнего заморыша, который на тот момент представлял из себя скорее скелет, чем нормального ребенка, за шкирку и запихнула в будку. А потом я увидела, как через то же отверстие вовнутрь пролезает она сама. Не знаю почему, но я совершенно без страха прижалась к своей спасительнице. От нее терпко пахло псиной, но что мне тогда было до запахов! Пригревшись, я заснула.
     Сколько спала тогда, я до сих пор определить не могу. Знаю – долго. Что случилось за это время снаружи собачьей будки, я, естественно, видеть не могла. Когда открыла глаза и спать больше ничуточки не хотелось, собаки возле меня не было. На ее месте лежала краюха хлеба. Я моментально спрятала подарок за пазуху и, на четвереньках выбравшись из будки, стала оглядываться.
     Немецкой охраны не было видно. И вдруг я услышала чей-то крик: «Смотрите, ребенок!» Меня подхватили красноармейцы, освободившие наш концлагерь, пока я спала. Так я оказалась среди своих.
     Сегодня с высоты своих лет я понимаю, что, конечно, рассказанный здесь эпизод, может быть, ничего нового в героическую летопись войны и не добавит, но для меня незабываемо, что выжила я только благодаря собаке, у которой, в отличие от ее хозяев, оказалось человечье сердце…

Collapse )
Collapse )

Очередной.

     Сегодня утром  в своём кабинете  в Макеевке был убит  главарь бандформирования "Сомали" "ДНР"  Михаил Толстых по прозвищу Гиви.
     Об этом сообщили на сайтах "ДНР", подтвердили в мин. обороны Украины и на поссийскрм канале Life.

     Повидимому, в окно кабинета был произведён выстрел из огнемёта.
     Гиви с весны 2014 года принимал активное участие в боевых действиях против украинских войск за Славянск, Иловайск и Донецкий аэропорт, сделал быструю карьеру, став одним из пиар-героев боевиков и российской пропаганды.
     На совести Гиви - обстрелы населённых пунктов из тяжёлого вооружения, издевательства над пленными, жестокое обращение с гражданскими лицами, мародёрство и другие преступления - так характеризует его журналистка "Украинской правды" В.Романенко.
     За последнее время "Сомали" понесло тяжёлые потери в результате неудачных атак под Авдеевкой.
     Боевики считают, что убийство Моторолы 16 октября 2016 года и сегодняшнее убийство Гиви - звенья одной цепи.
     Кремль категорически отрицает своё причастие к произошедшему. Впрочем, он отрицает всё подряд, так что это уже стало привычкой.
     Раньше журналист  Сергей Рахманин писал, что риторика российской стороны на переговорах в рамках "Норманского формата" изменилась.
     В контактах с западными дипломатами россияне озвучивают готовность обсудить замену главарей ОРДЛО (Какае удачная аббревиатура! Она ассоциируется со словом "орда" и напоминает слово "кодло".) Захарченко и Плотницкого другими фигурами, поскольку означенные "вожди" несколько зазнались и неслабо проворовались. Такая позиция Кремля свидетельствует, с одной стороны, о том, что он не отказался от своей несбыточной мечты легализовать "кодлу", а, с другой, что ситуация в "орде" находится в его руках.
По материалам .pravda.com.ua

"Говорит Москва!"


    Рассказал Юрий Левитан, первый номер в списке главных врагов Гитлера.

     Случилось это в 1952 году, еще при Сталине. Хоть он и был отъявленный антисемит, но голос мой по радио ему импонировал. Говорят, еще до войны, он сказал на Политбюро: «Я думаю, что все важные сабития должэн гаварить по радио товарищ Левитан». Я читал в Отечественную войну все сообщения Совинформбюро и в «Последнем часе», перечислял, когда и из скольких орудий будет салют. Радио начинало говорить в шесть утра. Когда было важное правительственное сообщение, мне с вечера звонили в мою коммунальную квартиру и сообщали, что в полпятого утра за мной заедет машина. Если трубку брал мой сосед-алкаш, он кричал мне: «Борисыч, тебя с радива. Пойдешь ротом деньги зарабатывать». И вот, звонят мне с вечера — завтра читать что-то важное. А выступали тогда только в прямом эфире, записей еще не существовало, да и документ давали в последний момент.

     А часов в двенадцать — у меня сердечный приступ. Вызвали «скорую». Врач: «Немедленно в больницу». Я говорю: «Да вы что? Мне правительственное сообщение в шесть утра читать». Врач: «Какие там шесть утра. Дай вам Бог вообще оклематься». Я потерял сознание.

     Очнулся в больнице. В голове страшные мысли: что будет, если я утром не выйду в эфир. Это же смерть без всякого инфаркта.
     Проносится такая картина: товарищ Сталин в шесть утра включает радио и слышит, что читает не еврей Левитан, а кто-то другой. Вызывает Берию:

— Лаврентий, а пачему не Левитан гаварит по радио?
— Он заболел, товарищ Сталин.
— Нам не нужны бальные дикторы. У нас нэт нэзаменимых людей.
— Понял, товарищ Сталин. Примем меры.

И вот я уже на нарах.

  Collapse )