October 28th, 2016

Третья мировая.


     Шашлычки и пиво. Мы сидим в теньке, у древних стен Мелильи, я и человек, с которым меня связывают тридцать лет закадычной дружбы. Мой друг откидывается на спинку кресла и горько улыбается.
     - Идиоты, они ж ничего не понимают, - говорит он. – Это же война. С нами воюют. Идет третья мировая, а они не врубаются.
     Мой друг знает, о чем говорит. Потому что он - солдат на этой войне, причем давно. Безымянный солдат в штатском. Из тех, что спят с пистолетом под подушкой.
     - Это война, - настойчиво повторяет он, полоща усы в пиве. –И мы ее проигрываем по собственной глупости. Улыбаясь врагу.
     Я слушаю и думаю. О враге. Мне даже не надо напрягать воображение - я долго жил в этих краях. Я все знаю об их обычаях, методах, о том, как они убивают. Все мне знакомо. Все повторяется, как повторяется История – еще со времен захвата турками Константинополя и Крестовых походов. Да что там, с самых Фермопил. Как она повторилась в Иране, когда доверчивые глупцы оттуда и придурки отсюда радовались свержению шаха и приходу к власти освободителя Хомейни и его аятолл. Как повторилась, когда дурачки пускали слюни, глядя на все эти арабские весны, которые оказались – к вящему удивлению профессиональных идиотов – предвестием самых черных и страшных зим.
   А ведь именно наступления зимы следует ждать, когда слова «свобода» и «демократия», эти сугубо западные понятия, которые мы по невежеству нашему считаем конвертируемыми и универсальными, полагаясь на доброту человеческого сердца, - так вот, этого следует ожидать, когда такими словами начинают оперировать священники, имамы, попы или как там их звать, фанатики в тюрбанах и без оных, все эти люди, которые, манипулируя такой жа фанатичной паствой, рано или поздно подтверждают истинность слов барона фон Гольбаха, произнесенных еще в XVIII веке: «Когда люди боятся только своего бога, они не остановятся ни перед чем».
     Потому что это Джихад, идиоты. Это священная война. Это знает мой друг из Мелильи, это знаю я – по собственному невеликому, но опыту. Это знает любой, кто там побывал. Это знает любой человек, знакомый с историей, любой, кто способен выдерживать натиск телевидения и газет, не повреждаясь в уме.Collapse )

"Здесь будет город-сад".


     Если ехать в Израиле на юг, то на стыке "зелёной" его части и пустыни Негев по одной из дорог можно доехать до города Беер-Шева.
     Найдите на карте самую широкую часть страны, и примерно посередине (чуть левее) её вы найдёте Беер-Шеву.
     Этот город очень древний. Прародители еврейского народа - Авраам, Ицхак и Яков - много раз бывали в этих местах. Правда, сейчас город стоит немного западнее своего древнего места.
      В этих  местах в древние времена  копали колодцы, для того чтобы найти воду. В Книге Берешит (главе 21) Тора пересказывает нам сюжет, когда Авраам тоже копает колодцы, и между его слугами и слугами царя Авимелеха возникает спор. Все филистимляне, жившие тогда в этом месте, считают, что колодец, выкопанный Авраамом, принадлежит им.
     Тогда Авраам подвел овечку к колодцу и вода чудесным образом изнутри колодца полилась вверх, как фонтан. Это стало подтверждением, что Авраам является настоящим владельцем этого места. Авраам и Авимелех, царь Герара, заключают союз, чтобы запечатлеть столь чудесный эпизод навечно. Авраам отдает Авимелеху семь овечек в качестве подтверждения союза.
    "Он сказал: семь агниц сих возьми из руки моей, чтобы они были мне свидетельством, что я выкопал этот колодезь."
     Именно поэтому в Торе написано: это место называется Беер-Шева (колодец семи), потому что там было подарено Авраамом Авимелеху семь овечек, и там была дана эта клятва, заключено соглашение.
     Также написано: Беер-Шева – колодец клятвы, потому что клятва на иврите – «шава». Легенда утверждает, что древний колодец, находящийся сейчас на перекрестке Хевронской дороги и улицы Керен Каемет, вырыт руками Авраама.
Collapse )

Будущая киберстолица.

     В предыдущем посте я писал о сооружаемом в городе Беер-Шева, "столице пустыни Негев " на юге Израиля, большого пресного водоёма. Город этот давно привлекает внимание - это плацдарм для наступления на пустыню. Пустыня - это не всегда песок и барханы, а место, где выпадает меньше 200 мм осадков в год. В Беер-Шеве - 201, 3. Население Израиля уже 8,5 млн. чел., и освоение новых земель очень актуально.
     Есть в городе речка, которая, вообще-то, ручеек с одноимённым названием, текущий по балке и превращающийся в реку только на несколько дней в году, когда идёт дождь.
Collapse )