November 10th, 2015

Вот оно как, Михал Михалыч!

           Говорит М. Жванецкий  
      Всё, кончилось золотое время, в стране всё за деньги... В платных туалетах посетители, у которых запор, требуют вернуть деньги обратно, и суды их поддерживают. По любому вопросу можно обратиться в суд и получить оправдательный приговор. Главная задача суда - не связываться, главная задача церкви - не ввязываться.
     Суд, церковь и народ полностью отделились от государства, учителя отделились от учеников, милиция отделилась от воров, врачи отделились от больных, всё, спросить не у кого.
    На экране непрерывно стреляют, любят друг друга в крови, в грязи, и поют там же. Песни по смыслу приближаются к наскальной живописи. Секс полностью отделился от любви, на свадьбах под крик "Горько" уже не целуются, а идут дальше. Любимые называются партнёрами, объятия называются позой, поцелуй называется началом игры, женихи и невесты исчезли как класс, среди венерических болезней самая редкая - беременность.
Collapse )

Есть такая деревня - Иэм.


     Примерно 350 лет назад до английской деревни Иэм докатилась чума. Вся Европа страдала от этой напасти в XIII - XVII столетиях. В результате эпидемий погибло окол 150 млн человек.
     В Иэм, которая была севернее очага эпидемии, зараза проникла с тканью, которую получил местный портной от поставщика из Лондона. Вскоре скончался подмастерье, а потом и вся семья портного.
     Шёл 1665 год.
  Collapse )

Ты только домой вернись.


  Это написала в Фейсбуке Валерия Немайзер-Сахнович.

Наблюдала вчера в общем-то обычную для Израиля, но от этого не менее потрясающую картину: стою я на кассе в супере, на соседней кассе солдат с упаковкой воды. В полевой форме, с полной выкладкой. Очень уставший, запылённый… Видно что не первый день на шетахе (не знаю как это перевести на русский….на открытом пространстве?).
     Живу я на территориях, вокруг нас много армейской охраны. И в жару и в холода ребята стоят в этом своём многокилограммовом снаряжении на перекрёстках, тремпиадах, патрулируют окрестности…
     За солдатом в очереди в кассу стоит женщина лет пятидесяти и, когда доходит его очередь, она говорит: "Не плати, я заплачу". И кассирше: "Добавь в мой счёт."
Collapse )