August 8th, 2015

Неизвестный Ньютон. Окончание.

  "Само устройство Первого Храма истинной веры, открытой человечеству, призвано указать – через саму символику Храма - путь к пониманию рамок существования этого мира… Неудивительно, что жрецы Храма возвышались над остальным народом своими знаниями о законах мироздания и внесли их в свои теологические сочинения", - говорится в одной из рукописей, хранящихся в Иерусалиме.

    Иерусалимский Храм был, по Ньютону, моделью нашей Солнечной системы; огонь на жертвеннике символизировал Солнце; расположение каждой из его частей пропорционально точно соответствовало расположению планет в нашей системе, каждый ритуал, совершаемый священниками-коэнами и левитами, порядок жертвоприношений и т.д. были исполнен глубочайшего тайного смысла…
    Еще одним источником тайных знаний Ньютон считал Тору. Он признавал, что в ней должны быть закодированы величайшие тайны, и, возможно, она скрывает в себе еще один текст или даже тексты – если попытаться прочесть ее каким-то другим образом. Пройдет больше двух столетий, понадобится изобретение компьютеров прежде, чем израильский математик Элиягу Рипс создаст специальную программу и откроет, что при чтении через различное количество букв в Торе открываются новые пласты текста – и таким образом подтвердит гениальную догадку Ньютона.
  Следующим источником "истинного знания" о мире, о прошлом и будущем человечества были, по Ньютону, другие книги ТАНАХа, в первую очередь, откровения, явленные еврейским пророкам, которые тоже следовало расшифровать.Collapse )

Вдова.

   Шёл 1800-й год. По улицам Ливорно поздним вечером шёл высокий угловатый человек.

     Он был молод и худ, длинный плащ болтался на его неловкой фигуре. В руках у него был футляр со скрипкой.
     Вечерние улицы были наполнены людьми, горели фонари, кричали продавцы жареных каштанов.
     Молодой человек шёл медленно, разглядывая людей. Лицо его, несмотря на молодость, было бледное, с землистым оттенком.
     Он зашёл в ночную таверну. Свет, голоса, звон бутылок. За столом играли в карты.  Он присел за стол и попросил разрешения присоединиться к игре.
     - Туз, валет, ваша взяла...
     Видно, юноша не был новичком. Глаза у него горели, он прищёлкивал пальцами. Но... не везло. Кучка монет, которую он достал из кармана, быстро исчезла. Потом исчела и вторая. Пальцы обшаривали карманы, но там уже было пусто. Один из игроков, судя по выговору, француз, как-то внимательно посмотрел на него, как бы пытаясь узнать.
   Юноша несколько минут сидел пригорюнившись, о чём-то тягостно размышляя. Его длинный нос свесился, глаза были полузакрыты.  Потом он медленно встал.
   - Сеньоры, - сказал он потом, - эта скрипка стоит много денег. Я прошу разрешения поставить её на карту.
   Все замолчали. А француз взял скрипку, заглянул в отверстие деки, тронул струны и снова внимательно посмотрел на юношу.
   Ему разрешили, и игра продолжилась.
Collapse )