May 18th, 2015

Мочить в сортире. 3.

  Узи Даян: - До самолета добрались благополучно. Рассыпались под фюзеляжем, стали стучать по шасси и обшивке - старались создать побольше шума, будто и впрямь ремонтируем. А тем временем раскладывали лестницы. Эхуд должен был дать сигнал к штурму свистком.
   Беньямин Нетаньягу: - Мы уже поднялись на крыло, готовы были ворваться в самолет, ждали свистка Эхуда. Вдруг подходит ко мне Яаков Цур, офицер безопасности «Эль-Аль» из моей группы, и говорит: «Биби, надо задержать операцию». «Чего вдруг?» - «Мне необходимо по нужде». Я ему: «Сейчас?!» Он смотрит на меня так: «Понимаешь, я только из Лондона - пять часов полета, туалет все время занят. Думал, после посадки схожу, но меня сразу с рейса сюда. Не могу терпеть». Я спустился с самолета к Эхуду - он стоял внизу, уже свисток во рту. Говорю: «Эхуд, нужно остановить операцию». «А что случилось?» - «Яаков хочет по нужде». Он мне: «Сейчас?!» Но что делать? Эхуд вынул свисток, Яаков побежал под брюхо самолета. Никаких сомнений - ему было надо.
   Дани Ятом: - По сигналу группы одновременно поднялись на борт. Я командовал той, которая должна была ворваться через переднюю дверь. Но террористы почувствовали неладное, их главарь высунул руку в иллюминатор и несколько раз выстрелил. Мы-то подбирали мелкокалиберные пистолеты, чтобы самолет не взорвать, а у него был 11-миллиметровый магнум, это уже почти пулемет. Он попал в плечо того, кто поднимался передо мной, тот упал на меня, и мы оба полетели вниз. Пришлось начинать подъем сначала.
   Беньямин Нетаньягу: - Мы ворвались в самолет. Один террорист стрелял в меня, но попал в бедную женщину, молодую мать, она погибла. Он побежал в хвост самолета. Мы за ним...
Collapse )