September 10th, 2014

Мизансцена.

– Не извольте беспокоиться, мессир, – отозвался Азазелло и обратился к Владемирухе: – Врать не надо по телефону и телевидению. Воровать и воров прятать не надо. Понятно? Не будете больше этим заниматься?
От радости все помутилось в голове у Владемирухи, лицо его засияло, и он, не помня, что говорит, забормотал:
– Истинным... то есть я хочу сказать, ваше ве... сейчас же после обеда... – Владемируха прижимал руки к груди, с мольбой глядел на Азазелло. – Колонка! Купорос! Одна побелка чего стоила... боеприпасы и солярка...  а я не шалил, никого не трогал, починял примус и скважины...
Он, застонав, хотел поднять руку для крестного знамения, но Азазелло грозно закричал:
– Отрежу руку! Тебе и прихвостню твоему Кириллу! Который танки и бандитов освящает!
Он свистнул и добавил:
– Ладно, вали к учителю твоему Адольфу. Будешь ему задницу облизывать вечно.
И Владемируха растаял.