April 3rd, 2014

Когда раскалываются сердца 1.

Севастополь. Памятник затопленным кораблям   Пишет Борис Эскин, Лауреат премии русскоязычного Союза писателей Израиля.
   
Я прожил в Севастополе почти тридцать пять лет. Я любил этот город и
  буду любить его по гроб жизни.
     Моя неизлечимая болезнь,
     Мой белый город,
     Утренняя песнь.
     Ты к памяти приставлен часовым,
     Чтоб никогда ту боль не замело..
     .Я в этом городе любил
     И был любим.
     В нем сердце захоронено мое.
     Каждое утро я просыпался под легкокрылый бой курантов на башне Матросского клуба, исполнявших мелодию знаменитой песни грузинского армянина Вано Мурадели "Легендарный Севастополь". Стихи этого гимна города-героя, написал уроженец Украины, русский поэт-песенник Петр Градов. Севастополь, Севастополь – Гордость русских моряков… Чеканный рефрен каждый севастопольский младенец напевал с пеленок. И повторял вслед за взрослыми: "Севастополь – город русской славы". Я не был исключением и, не задумываясь, пользовался этим клише. А разве мы задумываемся, когда, например, клянемся: "Истинная правда!" – как будто правда бывает "неистинной"?! В голову не приходил вопрос: почему только русской славы? А какой же еще! Парадокс истории Севастополя в том, что его воинская слава, воспылавшая в середине XIX века, во дни воистину героической 1-й обороны города, багровым цветом осветила ужасающий позор замшелой России, начисто проигравшей ту Крымскую войну.
Collapse )

Когда раскалываются сердца 2.

Севастополь. Памятник затопленным кораблям     Работая над исторической повестью "Мальчишка с бастиона" (мы
    написали её вдвоем с Михаилом Лезинским), я многие часы провел в
    Севастопольской Морской библиотеке, изучая знаменитые "Морские
    сборники" времен 1-й Крымской обороны. По сей день ощущение такое,
    что по большей части фамилии в скрупулезных воинских списках живых и
    павших – там явно украинские, о чем свидетельствуют и пометки места
    рождения: Полтава, Переяслав, Каменец-Подольский, Черновцы…
      Вот  несколько имен, как говорится, "на вскидку". Храбрый защитник Малахова  кургана, генерал Алексей Хрущов (написавший после войны интереснейшие "Записки по истории Севастопольской обороны").
       Участник Синопского сражения, командир батареи на Историческом бульваре Матвей Манто. Героические солдаты и матросы-украинцы (некоторые из них запечатлены на знаменитой панораме Франца Рубо): кроме Петра Кошки – Гнат Шевченко, Иван Демченко, Фёдор Заика, Григорий Ткаченко, Михайло Данильченко.
     Мы писали с Мишей книгу о юном бомбардире Николке Пищенко, жителе Севастополя, удостоенном за храбрость Георгиевского креста. Обнаружились в старых книгах и документах еще много украинских мальчишек, отчаянно сражавшихся вместе со взрослыми на бастионах и редутах города: Максим Рыбальченко, Дмитрий Фарасюк, Василий Доценко и другие.
     А сколько обрусевших немцев воевало за город "русской славы"! Вот только самые знаменитые из них. Прославленный создатель всей фортификационной системы обороны Севастополя, генерал Эдуард Тотлебен. Начальник военно-инженерных работ на Корабельной стороне генерал Василий Геннерих. Потомок старинного немецкого аристократического рода, капитан Антон Коцебу. Полевые генералы Даннерберг и Бельгард. Да и сам адмирал Корнилов по матери-то – немец: Фан-дер-Флит! Храбрый военачальник, герой Инкерманского и Чернореченского сражений генерал Павел Липранди тоже был не русских кровей, а испанских. А род контр-адмирала Жерве (его именем называлась одна из батарей на Корабельной стороне) происходил из Франции.
  Collapse )

Когда раскалываются сердца 3

Севастополь. Памятник затопленным кораблям    Многим из тех, кто кичится тем, что живет в городе "русской славы" и в
  голову не приходит задуматься, что живут-то они на улицах, носящих
  имена героев-украинцев, на крови которых взошла эта "русская слава":
  матроса Ивана Голубца, капитана эсминца "Безупречный" Петра Буряка,
  бригадного комиссара Михаила Степаненко, командира саперной роты
  Дмитрия Загорулько и многих, многих других. Поверьте, я не помянул тут и
  сотой доли храбрецов-украинцев, ковавших славу российской
  черноморской твердыни. Но разве только украинцы? В героической
  летописи города навсегда остались два имени подводников, Героев
  Советского Союза – осетина Асана Кесаева и свана Ярослава Иоселиани. Летчика, дважды героя Советского Союза армянина Нельсона Степаняна. Командира 30-й береговой батареи Черноморского флота, обрусевшего немца Георгия Александера. Грузина Дмитрия Намгаладзе, начальника разведки Черноморского флота – того самого, про которого в мемуарах немецкого генерал-полковника Гальдера сказано, что "разведка Намгаладзе переиграла Канариса".
  Collapse )