November 13th, 2013

Что будет дальше.

      А что же будет дальше, что же дальше?
      Уже за той чертой, за тем порогом?
      А дальше будет фабула иная
      И новым завершится эпилогом.

      И, не чураясь фабулы вчерашней,
      Пока другая наново творится,
      Неповторимость этого мгновенья
      В каком-то новом лике отразится.

      И станет совершенно очевидным,
      Пока торится новая дорога,
      Что в эпилоге были уже зерна
      И нового начала и пролога.

И снова будет дождь бродить по саду,
И будет пахнуть сад светло и влажно.
А будет это с нами иль не с нами —
По существу, не так уж это важно.

И кто-то вскрикнет: — Нет, не уезжайте!
Я пропаду, пущусь за Вами следом!..
А будет это с нами иль с другими —
В конечном счете, суть уже не в этом.

И кто-то от обиды задохнется,
И кто-то от восторга онемеет…
А будет это с нами или с кем-то —
В конце концов, значенья не имеет.
       
                            Юрий Левитанский.

Очередное зверство израильской военщины.


     Об этом случае не сообщалось в СМИ - это просто рядовой эпизод. Я узнал о нём от моего внука, который принимал в нём участие. Он служит в армии Израиля и его служба - оказание первой помощи пострадавшим.
     Его разбудил среди ночи сигнал от командира (женщины). Она срочно вызывала его к себе.
     На КПП был арестован араб-палестинец (не гражданин Израиля), который приближался к часовому с большим ножом в руках. Араб не проявлял агрессивности и не оказывал сопротивления. Он пожаловался, что давно не может помочиться. Ему срочно ввели катетер, из которого вышло около литра мочи. Опасность разрыва мочевого пузыря была устранена, и его отправили в больницу. А большой нож он нёс на виду для того, чтобы его не прогнали, а арестовали, а уж в том, что ему потом помогут, он не сомневался. Мне не известно, почему он не обратился к своим врачам, а искал помощи у  еврейских.
    Когда-то два израильских солдата, заблудившись, оказались в арабском посёлке.  Они были разорваны на куски разъярённой толпой, и один из участников линча с гордостью демонстрировал окровавленные руки.

Треугольник Карпмана

Оригинал взят у kapriz12 в Треугольник Карпмана
Треугольник этот, если кто не знает, отписывает характерное для людей циклическое взаимодействие с предсказуемой сменой ролей в ситуации насилия. Пример, который обычно приводят: муж бьет жену. Он, соответственно, Агрессор, она -- Жертва. Жена вызывает полицейского -- он Спасатель.  Защитив бедняжку, он сажает распустившего руки мужа в камеру и -- раз! -- в глазах Жертвы (жены) сразу становится Агрессором (а муж, соответственно, Жертвой, он такой несчастный там, за решеткой). Она -- два! -- превращается в Спасателя и отказывается написать заявление для возбуждения дела и просит отпустить мужа. И если полицейский, которого уже задолбало ездить на эти вызовы, а потом отпускать драчуна, начнет упираться, она может очень быстро -- три! -- стать Агрессором и написать на него жалобу начальству или начать голосить про произвол полиции, которая "честных людей держит в клетке, а воров не ловит". И так далее.

Треугольник Кармпана -- не чей-то злой умысел или вина, а вот просто так все устроено. Все вроде хотят хорошего, и все плодят насилие в процессе. Очень сложно удержаться, нужны специальные усилия. Такая уж эта штука -- насилие, даже только померещившись, оно включает всю эту динамику на раз, и поди останови.
Но это еще не самое грустное. Мне кажется, у нас дело обстоит хуже.

Collapse )