September 23rd, 2012

Летающие боги. 3.

       В месопотамских текстах при описании внутренних помещений храмов, небесных путешествий богов или даже случаев, когда простые смертные возносились на небеса, используется шумерский термин «му» или его семитские производные «шу-му» («то, что является «му»), «шам» или «шем". Поскольку одно из значений слова «му» — «то, что напоминает о ком-то», его стали переводить как «имя».
   Фрагмент гимна Ишкуру  "его МУ  обнимет землю от горизонта до горизонта" перевели так: "твоё имя сияет, достигая зенита".
   Археологами были найдены скульптурные изображения бога внутри похожей на ракету капсулы — например, хранящийся в музее университета Филадельфии предмет, в котором небесное происхождение капсулы подчеркивается двенадцатью шарами, которые украшают ее. Это стела - вертикально стоящий камень.
 
   Шумеры называли эти стелы НА.РУ («камни, которые поднимаются»). Аккадцы, вавилоняне и ассирийцы именовали их «нару» («объекты, испускающие свет»). Амориты называли стелы «нурас» («огненный объект» — на иврите слово «нер» до сих пор означает «столб, испускающий свет», или «свеча»). На языках хурритов и хеттов, относящихся к индоевропейской группе, такая стела называлась «ху-у-аши» («огненная птица из камня»).
   
Переводчики Библии упорно продолжают воспринимать термин «шем» как «имя», игнорируя опубликованную более ста лет назад работу Г. М. Редслоба («Zeitschrift der Deutchen Morgenlansischen Geselleschaft»), в которой он верно указал, что слова «шем» и«шамаим» («небеса») происходят от одного корня «шама», означающего «то, что находится вверху». Редслоб утверждает, что когда в Ветхом Завете говорится о том, что царь Давид «воздвиг шем» в честь победы над арамеями, это следует понимать не как славу, а как устремленную в небо колонну.
   Осознание того факта, что во многих месопотамских текстах термины «му» и «шем» означают не «имя», а «небесный корабль», открывает путь к пониманию истинного смысла многих древних легенд, в том числе библейского мифа о Вавилонской башне.
Collapse )

Летающие боги. 4.

   
    Герой месопотамского эпоса Гильгамеш, мечтающий получить бессмертие у богов, говорит:

«О, Энкиду…

Добуду в тех краях я шем.

И там, где в небеса врата лежат,

начну свой путь»

   Добравшись до земли Тильмун (буквально - "земля ракет"),  Гильгамеш увидел нечто невероятное:
       Вопияло небо, земля громыхала,
       День затих, темнота наступила,
       Молния сверкала, полыхало пламя,
       Огонь разгорался, смерть лила ливнем, -
       Померкла зарница, погасло пламя,
       Жар опустился, превратился в пепел...

   Эти строки, конечно же, описывают старт ракеты.
   Во-первых, это оглушительный рев ракетных двигателей («вопияло небо»), сопровождающийся сильной вибрацией («земля громыхала»). Во-вторых, это клубы дыма и пыли, окутавшие стартовую площадку («день затих, темнота наступила»). Затем описывается яркое пламя ракетных двигателей («молния сверкала»), разгоравшееся по мере набора высоты ракетой. Облако пыли и мусора расползлось во все стороны и начало опадать («смерть лила ливнем»). К этому времени ракета была уже высоко, устремляясь в небеса («померкла зарница, погасло пламя»). Потом она скрылась из вида, и упавший мусор «превратился в пепел».
 

Collapse )