holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Category:

Поль Гоген 3


                Поль Гоген 1, 2

Гоген был человеком слишком самостоятельным, чтобы войти полностью в какую-либо  группу художников. Это  означало бы в конце концов полное подчинение своих намерений новым, провозглашённым группой художников, принципам живописи. А он хотел искать собственные решения, находить свои приёмы. Он дружил с "группой Моне" - так называли себя импрессионисты - и выставлял в парижских кофейнях вместе с ними свои работы, принимал участие в их спорах об искусстве, но оставался тем, кто верит только сам себе. И его дружба с Писаро объясняется не только признанием таланта более старшего и опытного художника, но и его жизненной позицией.

Писаро до того, как стал художником, работал в лавке на осторове св. Томаса (Антильские о-ва) продавцом, на путь искусства его толкнул знакомый художник. Он забросил торговлю и стал писать  картины о жизни островитян, показывая в них не придуманную, а суровую правду жизни. Потом он приехал в Париж, жил в  нужде, его полотна расходились плохо, но своим принципам он не изменял. Правда - это было то, что привлекало Гогена в работах Писаро, он сам к этому стремился.

Когда на шестой по счёту выставке импрессионистов Гоген показал свою очередную работу, разница между его творчеством и работами "группы Моне" стала очевидной.

Картина представляла молодую женщину, не принимающую никакой  отрежессированной художником придуманной позы, как это было принято, не растянувшейся лениво на кровати, не застывшей в показной позе модели. Она свободно сидит на краю кровати и занимается шитьём. Несомненно, это не дама из света, а девушка из народа (это была домработница Гогена Юстина). Её тело, несмотря на молодость, уже носит следы бедности и неухоженности, вызванные тяжёлым физическим трудом.

Трудно назвать эту наготу красивой. Писатель Гусман отметил: "Ни один из современных художников не представил до сих пор такой трогательной действительности... Тело аж кричит... Это не гладкая ровная кожа без прыщиков, бородавок, пор, которая была равномерно залита розовым цветом и гладилась всеми художниками теплым утюгом. Это наливающаясяся кровью поверхность, под которой ощущается дрожание нервов. Г-н Гоген первый за много лет смог представить сегодня женщину... И ему это вполне удалось, он создал сильный и правдивый образ."

В это время в жизни Гогена произошли серьёзные изменения. Его семья быстро увеличивалась, он стал отцом четверых детей. Росли расходы, но доходы - ещё быстрее. Благодаря удачно проведенным финансовым операциям он стал богатым,  у него уже была хорошая вилла и большая мастерская. Он обсадил дом разными  розовыми кустами, скупал работы знаменитых художников и украшал ими стены.  Он не считал деньги, удовлетворял любые капризы Мэтте, которая всё больше им восхищалась. Он приезжал на работу на извозчике, и тот ожидал, чтобы потом отвезти его  домой, одевался сверхэлегантно.

Но при этом его поведение не походило на образ жизни преуспевающего дельца. Грубоватый, жёсткий, он не старался учитывать ничьи  взгляды, не искал контактов с обеспеченными людьми, кроме симпатичных ему, не соблюдал этикета с неприятными. С приятелями жены вёл себя с холодной вежливостью и старался их избегать.

И одновременно он с ещё большим напором, с большей самоотвеженностью творил. После рабочего дня  он часто допоздна задерживался над мольбертом, эскизировал на листках или пробовал лепить или резать по дереву.  Одни, и в том числе его жена, считали это непонятным капризом утомлённого богача, другие, как Писаро, не одобряли такого половинчатого отрывочного  занятия  искусством. Гоген страдал от положения "плохого художника", от дефицита времени. Биржа становилась для него всё тяжелее, поглощала силы, отдаляла его от живописи. Утешением стали для него слова уже признанного тогда Моне, который, увидев одну его картину, выкрикнул: "Чудесно!"  Гоген грустно ответил: "Я только любитель". "Э. нет! - возразил Моне - Любители - это те, что плохо пишут."

Идея ухода с биржи созревала медленно и неуклонно. Её подстегнул крах банка Юньон Женераль, приведший к длительному застою в финансовых операциях. Сразу упали зароботки биржевых брокеров. Но на Гогена, который благодаря бирже шикарно жил, это не произвело сильного впечатления. Он только понял, что та работа потеряла смысл, и надо искать другие решения.

Однажды январским вечером он, вернувшись домой, сообщил жене новость: "Я заключил договор. Теперь ежедневно буду писать".

Был 1883 год.
Tags: искусство, люди
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Альцгеймер из космоса

    В журнале PLOS Neurology были опубликованы результаты исследования по отслеживанию пагубного воздействия космических путешествий на человеческий…

  • Индейцы - не японцы

    В данный момент многие археологи склоняются к тому, что первые люди мигрировали на территорию Северной Америки из Японии около 15 тыс лет назад.…

  • И Astra, и Спутник - это тот же космос

    Карамзин говорил, что если бы отвечать одним словом на вопрос: что делается в России, то пришлось бы сказать: крадут. П. А. Вяземский 10…

  • Вино на радость нам дано.

    Гора, вина хлебнув, и та пошла бы в пляс. Глупец, кто для вина лишь клевету припас. Ты говоришь, что мы должны вина цураться? Вздор! Это дивный…

  • Шутки, раскопанные археологами

    Лекция уголовного права. – Мы сегодня постараемся рассмотреть как развивается категорический императив в его субстанции. Это всего лучше…

  • Я сам обманываться рад

    "Маразм крепчает", - сказал какой-то неведомый, но наблюдательный человек. Вспомнил я это классическое высказывание в связи с реакцией…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment