holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Category:

Рембрандт 6

                          Рембрандт 1, 2, 3, 4, 5

Еретик искусства

Что не нравилось людям в поздних работах Рембрандта. почему им казалось, что  он ими пренебрегает?

Многое. Хотя бы то, что они казались - как "Присяга" - не законченными: художник  не заравнивал следы кисти, оставлял пятна, которые воспринимались как  неряшество. Для большинства картина - это предмет искусства, как украшенный  резьбой стол. В работах Рембрандта видели неаккуратное выполнение, как если  бы столяр оставил часть стола безь узора, щероховатой. О художнике говорили,  что его фигуры выполнены такими грудками краски, что их можно  потянуть за нос.

Его обвиняли, что его портреты не похожи на модели. С официальным  обвинением об этом выступил португальский купец Диего д*Андрадо, дело дошло  до разбирательства.

Неизвестно, как закончился спор, но он выявил вещи более существенные, чем  подобие. Со своей точки зрения, портретируемые были правы: Рембрандт не  старался тщательно передать внешний вид модели. Например, замечено было, что, чем сильнее он старался, тем старше  казались его лица, хотя часто это были совсем молодые люди. Было замечено, что лица мужчин напоминают его собственное -  широкое, с небольшими глазами и слишом грубым носом.

Живопись Рембрандта - это по сути изображение его самого, это рисунок его мыслей, мечтаний, мучений. Не о многих  художниках можно так сказать, хотя иногда это происходит: искусство есть отражение души художника, его обнажение. Искусство  Рембрандта было именно таким, и он не хотел другого. А может быть, и не смог бы по-другому.

Вот это и было причиной, почему люди отвернулись от него. Они ожидали, что он мастерски (а в его мастерстве сомнений не было)  будет показывать на полотне их самих, как они сами себя видят: лица, облагороженные искусством; комнаты, в которых им  нравится находиться; улицы и любимые уголки их городов; корабли в порту Амстердама; исторические сцены, прославляющие  прошлое страны.

Между тем художник излагает, в их понимании, расплывчато и бессмысленно то, что он прочитал в Библии, что совсем не похоже  на то, как притчи из Ветхого и Нового Заветов воспринимаются признанными религиозными художниками, и как их толкуют  священники во время проповедей.

Люди в его работах неуклюжи, их движения лишены изящества. Это не библйские цари, апостолы. святые, а какие-то  перекупщики, которых Рембрандт встречает в еврейском районе, бродяги, ночующие под мостом.

Или Даная, которая ничем не напоминает героиню греческого  мифа, молодую дочь Акриса, короля Аргоса, которую отец запер в  башне и к которой пришёл Зевс в виде золотого дождя. Даная  Рембрандта - обыкновенная девушка, лежащая на ложе, с телом  несколько полноватым.

Андре Пелс, современный Рембрандту поэт, обижался: "Это  греческая красота? Она хоть чуточку похожа на богиню Венеру?  Это скорее прачка или рабочая девка, которая торф утаптывает в  сарае! Посмотрите, какое у неё обвисшее тело, неуклюжие руки. А  на коже видны следы подвязок!"

Пелс так закончил стихи, посвящённые промахам Рембрандта, в  которых он называет художника "первым еретиком искусства":

                                         "...Ах, чем больше таланта, тем больше блужданий,
                                         если недостача правил и видения основ.
                                         И когда кажется, что всё найдёт в себе".

Пелс не ошибался, осуждая Рембрандта за то, что вместо богинь изображает прачек и домработниц.  Так и было: он приводил  домой нищих, измождённых трудом женщин, людей не молодых и не богатых, на лицах которых было видно, что в прошлом они  немало натерпелись.

Страдания в живописи и графике Рембрандта  очень много. Следы страдания видны везде: в измождённых чертах лица, в  нескладных, как бы с трудом выполняемых жестах. И это больше всего удивляло жителей Амстердама, глядящих на его работы.

Потому что люди не любят в искусстве признаков настоящего страдания. Они привыкли - в живописи и в театре - к видимости  смерти, солдатам, умирающим с оружием в руках, святым, пробитыми стрелами, девушкам в предельном отчаянии. Но это однако  страдание искусственное, плач без слёз, смерть без боли.

А когда Рембрандт рисует иглой на гравировальной доске "Снятие с креста", это  не выглядит привычной работой художников: тело Христа не опускается  живописным движением, и это не тело молодого  как бы уснувшего мужчины. Два  человека в помятой одежде (обычные рубашки и брюки, а не старинный наряд)  снимают с креста труп. Безжизненно повисла его голова, торчат исхудавшие  белые ноги с грубыми коленями. На переднем плане стоят прикрытые тканью носилки.

Из ночной тьмы, извлечённая блеском света, выступает сцена страшная и  одновременно красивая, как прекрасный гимн печали - на кресте умер пророк, который хотел принести людям искупление грехов. И пятна света - это как аккорды этого гимна.

Над другой своей работой, также связанной с темой распятия, Рембранд работал  очень долго, оставлял и снова возвращался, перерабатывал на протяжении  нескольких лет. Это "Три креста": Христос и казнённые вместе с ним два преступника, упоминаемые в Евангелиях.

И тут ночь, сверху на вершину Голгофы льётся свет, как будто кто-то повесил  невысоко сильный фонарь. Под крестами, на которых висят искажённые  конвульсиями тела, бушует толпа: солдаты на конях, плачущие женщины, глазеющие на это зеваки.


Рембранд упорно трудился. Он менял композицию, убирал линии,  целые фигуры, добавлял другие, делал отпечатки для сравнения. И  по этим оттискам видно, как двигалась мысль Рембрандта. По  мере продвижения работы фигур в рисунке остаётся всё меньше.  Исчезает один из всадников, рыцарь в красивой одежде, исчезают  двое богато одетых разговаривающих между собой мужчин.  Темнота становится гуще, поглощая правый крест.  Хорошо видны  только два оставшихся креста, всадника, выпрямленного на своём  коне, и дальше - только фрагменты тел, обрывки внезапных  жестов.

То есть, Рембрандт стремился к тому, чтобы эта работа была  максимально простой, чтобы устранить всё второстепенное и  оставить только суть: распятые в сиянии, конные исполнители  и чьи-то жесты отчаяния во мраке.

Старея, Рембранд искал в искусстве то, что самое простое, как лохмотья нищего, и одновременно - самое прекрасное.


Tags: искусство, люди
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Альцгеймер из космоса

    В журнале PLOS Neurology были опубликованы результаты исследования по отслеживанию пагубного воздействия космических путешествий на человеческий…

  • Индейцы - не японцы

    В данный момент многие археологи склоняются к тому, что первые люди мигрировали на территорию Северной Америки из Японии около 15 тыс лет назад.…

  • И Astra, и Спутник - это тот же космос

    Карамзин говорил, что если бы отвечать одним словом на вопрос: что делается в России, то пришлось бы сказать: крадут. П. А. Вяземский 10…

  • Вино на радость нам дано.

    Гора, вина хлебнув, и та пошла бы в пляс. Глупец, кто для вина лишь клевету припас. Ты говоришь, что мы должны вина цураться? Вздор! Это дивный…

  • Шутки, раскопанные археологами

    Лекция уголовного права. – Мы сегодня постараемся рассмотреть как развивается категорический императив в его субстанции. Это всего лучше…

  • Я сам обманываться рад

    "Маразм крепчает", - сказал какой-то неведомый, но наблюдательный человек. Вспомнил я это классическое высказывание в связи с реакцией…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment