holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Categories:

Последняя пуля

 - Товарищ восьмой, слева пять метров от отдельного дерева есть погреб, обложенный кирпичём. Нам отсюда не видно. Вот оттуда, по-видимому, и бьёт, это самое подходящее место.
   - Откуда знаешь?
   - А у меня сержант Скворцов местный, он из Ивановки. Всё тут знает.
   Майор ходил крупными шагами из угла в угол. Потом снова взял трубку.
   - Двадцатый, пришли ко мне Скворцова.

***

   - Товарищ майор, сержант Скворцов по Вашему приказанию прибыл.
   - Вольно. Садись, сержант.
   Глаза у сержанта какие-то странные, как будто сверлят. Майор вспомнил, что уже замечал этот взгляд, проходя вдоль строя. А сейчас прямо почувствовал - сержант что-то молча говорит. Их взгляды встретились. Сомнений быть не могло. И майор присел напротив.
   - Говори.
   - Вы меня, конечно, не помните, товарищ майор, а я Вас помню.
   - Где-то встречались?
   - Встречались, - теперь его взгляд стал отрешённый, тяжёлый, как будто перед майором сидел старик и смотрел на него сверху вниз, хотя был явно ниже, - здесь, в Ивановке. Ты (он вдруг перешёл на "ты") приезжал к нам хлеб реквизировать. Продразвёрстку помнишь?
   ( "Ещё бы не помнить! Мы с Дубовым заночевали в брошенной избе. Дубов хотел лечь на печке, но я настоял, и мы легли в противоположном углу на полу. Ночью проснулись от сильного грохота. Наган как-то сам оказался в руке. В нос ударил кислый запах  пороха. Согнувшись, я добежал к двери, отодвинул засов и выглянул. Но у окна уже никого не было. До утра мы не зажигали огня - боялись. А когда рассвело, увидели, куда попала пуля, и поняли, что мы хорошо сделали, что легли на полу.")
   - Ну, помню, и что?
   - Это я стрелял.
   Майор вскочил и  забегал из угла в угол. Схватил папиросу.
   - Говори. Что потом?
   - Потом меня сделали врагом народа. 58-я. Топтал зону. Потом пофартило, сделал ноги. Добыл ксиву, устроился в Харькове на тракторный. А моя Христина с Ивасиком так и жила в Ивановке. Только повидать их не мог - сразу замели бы. А тут война. Ну, я на второй день пошёл добровольцем.
   - Советскую власть защищать?
   - При чём тут власть, комбат? Разве мы здесь за власть воюем? На мою землю пришёл враг.
   Майор мотался из угла в угол. Третья папироса горечью обжигала рот. Он прокусил мундштук. Этот зек учил его жизни. ("Говорить или нет? На мою землю пришёл враг... Говорить!")
   - Как тебя зовут?
   - Юрий.
   - А по-настоящему?
   - Степан.

 - Степан, ты заметил, что немцы нервничают? Они по ночам непрерывно кидают ракеты, пулемёты бьют наугад... А мы топчемся и не можем эту твою Ивановку взять. Ведь три атаки уже! От батальона половина осталась. А приходится в лоб - ведь слева речка, а справа болото. Не обойти. Ты мне скажи, ты же местный, всё тут знаешь - можно по болоту пройти до того пруда, что у них в тылу?
   - Ну-у-у... можно, если потихоньку и по одному. А зачем?
   - А затем, что, если у них в тылу сильный шум поднять, а в это время в лоб ударить, то побегут. Они уже психуют, только подтолкнуть надо.
   Степан молчал, но глаза что-то говорили.
   - Я понимаю, что рискованно. Ведь, если не побегут... Ты уйти не успеешь.
   - Командуй, комбат.
   - Бери своё отделение. Скажи Акопяну - я приказал: каждому по четыре гранаты. Воронин даст тебе одного пулемётчика. Завтра на рассвете - в путь. Поднимешь как можно больше шума, а батальон по этому сигналу пойдёт в атаку в лоб. Если боишься - считай, я не приказываю, а прошу. Почему ты мне всё рассказал?
   Повисла тяжёлая пауза. Сержант подбирал слова.
   - Комбат, тяжело всё время жить с камнем на шее. Я недавно встретил одного земляка. Он сказал - нет уже моей Христинки и Ивасика. Рассказать другому - так ведь настучит от страха. А мы с тобой как одной верёвкой связаны - опять нас судьба свела в той же Ивановке. Если боишься, комбат, отправляй меня в трибунал. Штрафбат? Хуже не будет.
   Майор заглянул в глаза тому, кто когда-то хотел его убить. Они уже были не здесь. Они были на болоте.

***
 - Товарищ майор, капитан Бурлаков прибыл для выполнения задания.
   ( "Смерш! За каким хреном его принесло? Такие визиты всегда не к добру.")
   - Садитесь, капитан. Хотите есть?
   - Нет, спасибо, я поел.
   - Что за задание у Вас ко мне?
   - Я прошу вызвать сюда сержанта Скворцова. Он подлежит аресту.
   ("Твою мать! Подлежит аресту! На мою землю пришёл враг... Если капитан его "выключит", сколько людей ляжет - ведь опять придётся в лоб! Тяжело жить с камнем на шее... Сделали врагом народа...")
   - Алло, двадцатый? Где сейчас находится сержант Скворцов?
   Майор покрепче прижал трубку к уху.
   - Готовится к выполнению Вашего задания, товарищ восьмой.
   - А где же он сейчас?
   - Да тут он, товарищ восьмой. Позвать к телефону? - в голосе ком. роты явно было недоумение.
   - Как только прибудет, направьте его ко мне.
   - Так я могу сейчас...
   - Я сказал, когда прибудет. - Товарищ капитан, сержант Скворцов сейчас прибыть не может, его нет в расположении батальона.
   - А где же он?
   - В тылу у немцев.
   - Что?! Он преступник, совершивший побег из мест заключения, живущий по фальшивым документам! Вы послали его в тыл  врага?! Он же не вернётся! И отвечать за это будете Вы!
   - Я понимаю, капитан. ("На мою землю пришёл враг"...)

***

НП расположили на небольшом бугорке - лучшего места не нашли.
Майор медленно вёл биноклем, разглядывая Ивановку. Красные крыши, белые стены, кое-где пробитые снарядами, плетни, садики у каждой хаты... А время тянется мучительно медленно. Кажется, прошла вечность, а на часах - только час  двадцать минут. Почему молчат? Неужели не прошли?
   Издалека донслись, наконец, разрывы гранат, атоматные очереди, потом  заговорил "Дегтярёв"...
   - А-а-а...
   Это поднялись в атаку роты. Ударили миномёты, поднялись столбы земли, затрещали автоматы. Теперь того, дальнего боя, на НП уже не было слышно. Только поле перед Ивановкой ревело:
   - А-а-а-а...
   Немцы бежали!!! Майор хорошо видел в бинокль, как зеленоватые фигурки бежали зигзагами по направлению к мостику. Когда они были ещё на улицах, в Ивановку ворвались первые атакующие. Был бы сейчас Скворцов рядом, майор бы расцеловал его.
   Бой продолжался удивительно недолго. Его фактически и не было, Ивановку взяли в считанные минуты.
   - Товарищ майор, теперь я прошу вызвать сержанта Скворцова.
   Бурлаков тоже ошивался на НП.
   - Товарищ майор, десятый на проводе.
   - Десятый? Доложи потери. Нет?! Молодец!
   - Товарищ майор, двадцатый.
   - Двадцатый, доложи потери.
   - Товарищ восьмой, у меня один убитый. Сержант Скворцов. Когда фрицы драпали, они отстреливались. И в самом конце... Наверное, это была последняя пуля...
Tags: разное
Subscribe

  • Украина была, есть и будет

    Древнерусское государство возникло на торговом пути «из варяг в греки» на землях восточнославянских племён — ильменских…

  • Не в мути суть, а в сути муть

    24 июля было опубликовано сообщение о том, что посольство России в Японии призвало Международный олимпийский комитет (МОК) исправить карту, где…

  • Как всегда получится

    Итак, визит Зеленского в Штаты состоится 30 августа - об этом сообщила пресс-служба Белого дома. Если состоится, конечно, ибо видно, что американцы…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments