holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Categories:

Фонтанщики 15



          Предыдущие записи
Фонтан

                                   Маятник качнётся,
                                   Сердце замирает.
                                   Что кому зачтётся -
                                   Кто ж об этом знает?
                                   Что кому по нраву,
                                   Что кому в опалу?
                                   Что кому по праву
                                   Выпало-попало?
                                   Что судьба нам, братцы,
                                   К ночи напророчит?
                                   Станет улыбаться
                                   Или не захочет?
                                                          А.Градский

Ночью у дежурного по части раздаётся телефонный звонок. Сообщают о фонтане. Дежурный записывает все данные: какой глубины скважина, какие спущены колонны труб, как оборудовано устье, горит или нет, есть ли повреждения оборудования, как проехать к скважине...

Первое дело - поднять дежурного водителя и послать его за Радковским. Пока водитель не выехал, надо позвонить домой Радковскому и Рымчуку. Тут же по тревоге поднимается дежурный взвод оперативного отряда. Они быстро соображают, что нужно взять с собой, вытаскивают всё это из склада аварийного запаса и грузят на машину. Вперёд! Остальные люди с грузом приедут позже. А дежурный взвод должен спешить - может быть, успеют предпринять что-либо, чтобы не допустить худшего развития событий.

Радковский уже в части и отдаёт распоряжения: кого поднять с постели (дежурный позвонит домой и предупредит, а минут через 20 подойдёт машина), какие ещё грузы надо отправить. И сам сразу выезжает на скважину. С ним можно поддерживать связь и по дороге - в его машине есть радиотелефон.

Дежурный взвод добирается до скважины первый и делает очень полезную работу: быстро проводят разведку и сообщают, что же там на самом деле происходит, и что в каком состоянии. Как правило, это совсем не то, что раньше сообщили по телефону. И в части срочно грузят ещё одну или две машины тем оборудованием, которое затребовал дежурный взвод.

У Радковского и Рымчука полно забот: кроме плана производства работ, надо обеспечить нормальную работу и быт людей - ночлег, питание, сушку мокрой одежды и ещё тысячу мелочей.

В части мастерская переходит на особый режим работы - в любой момент может потребоваться срочное изготовление оборудования.

Наш отряд тоже выезжает на следующий день, но не все; Ленкевич оставляет пару человек для сопровождения производства и возможного проектирования того, что может неожиданно понадобиться; и кто-то должен заниматься техническим обеспечением - проверять исправность и укомплектованность отправляемого оборудования.

С небольшим интервалом к скважине подъезжают машины. Люди выходят и смотрят на фонтан. На лицах уже совсем другое выражение, шуток не слышно. Вот он, враг, с которым придётся сражаться! Кто кого? И какой ценой?

Фонтан горит. Обычно он вспыхивает сам, и никто не может предсказать, когда это случится. После возгорания буровая вышка держится минут 10 - 15 и потом, скручиваясь по винтовой линии, падает, потому что от высокой температуры ноги вышки становятся мягким и теряют несущую способность. После падения вышки скважина представляет собой гору искорёженного металла высотой несколько метров, из всех щелей которой бьёт огонь. Грохот стоит такой, что говорить даже на расстоянии невозможно, надо кричать в ухо или объясняться жестами. На фоне этого рёва периодически слышны хлопки, это взрываются несгоревшие порции газа.

В темноте делать что-нибудь невозможно, да и очень опасно. Работа начнётся утром; подойдут люди из УБР, трактора, краны, подвезут всё необходимое для начала работ.

***

Начинается растаскивание. Необходимо оттащить подальше весь стальной хлам, в который превратилось буровое оборудование: остатки вышки, подвышечное основание, ротор, лебёдку, 30-метровые "свечи" труб, вертлюг, троса, квадрат, двухдизельный и трёхдизельный блоки и многое, многое другое, чтобы образовалось необходимое для работы пространство, а струя из распылённой стала компактной. Мелочь можно вынести на руках, но многие агрегаты весят десятки и сотни килограммов, и приходится применять другие методы.

Экскаватор и бульдозер выкапывают амбар - огромный котлован для создания запаса воды. Пожарные машины будут орошать фонтан, забирая воду из амбара.

Люди разматывают, отмеряют длину и рубят на отрезки метров по 40 стальной канат толщиной 32мм.

Устанавливается наша дождевальная установка. Она получает воду под давлением от насоса пожарной машины и создаёт над головами людей своеобразную крышу из водяных капель, чтобы уберечь их от адского жара фонтана.

Трактора обматывают кошмой, особенно тщательно - топливные баки.

Работы много, хватает всем. Но работами руководит Рымчук, и, как  всегда, всё продумано и подготовлено заранее, поэтому дело продвигается быстро.

Наконец, наступает момент начала растаскивания. Несколько человек облачаются в теплоотражательные костюмы и становятся в этих серебристых доспехах похожими на космонавтов. Под костюмами на них надето нижнее хлопчатобумажное бельё (синтетика строго запрещена, потому что она при высокой температуре плавится, и тогда её можно снять только вместе с кожей; также запрещены обручальные кольца), толстые рабочие костюмы, шерстяные свитера, ватные фуфайки. Надеваются дыхательные аппараты, это акваланги с двумя баллонами со сжатым до 150 атмосфер воздухом, только они снабжены масками с жаропрочным стеклом. На голове - каска, на ногах - сапоги, поверх которых надеты теплоотражательные "бахилы". На руки - толстые серебристые рукавицы. Всё это напялить на себя трудно, поэтому им помогают одеться другие.

В уши вставляют бируши (эластичные пробки), чтобы защитить их от шума. Обычно фонтан создаёт рёв мощностью порядка 120 - 140 децибел, это начало звукового ожёга. По нормам, уже при шуме в 109 дб допускается работа в течение менее 5 мин. Это для фонтанщиков нереально, поэтому у них нет профсоюза, обеспечивающего охрану труда, а вибрация всё равно передаётся по телу, и они все со временем глохнут.

Можно начинать. Люди растягиваются цепочкой через 1,5 - 2 метра и поднимают на плечи свободный конец тяжёлого каната. Другой конец заранее привязан фаркопфным узлом к трактору "Камацу". У него тяга на крюке 15 тонн; нам повезло, что в УБР есть Камацу, потому что отечественный Т130 имеет только 5 тонн, и пришлось бы связывать три трактора в сцепку.

Фонтанщики несут канат вперёд, к этому грохочущему аду. Земля раскалена, лужи дымятся от жара, воздух раскалён так, что дышать им невозможно - сгорят лёгкие. Вибрирует земля, железо, тела людей. Раскаляется жаропрочное стекло маски, и, если неосторожно прикоснуться к нему носом, получишь ожог. Видимость плохая, потому что стекло маски залито водой орошения.

Впереди идёт Борис Меланко. Это "профессор" растаскивания. Он точно определит, что и каким узлом завязать, чтобы канат не потащил лишнее, и сделает это быстро, пока канат не перегорел в этой топке. К тому же, он небольшой по комплекции, и пролезет там, где другие не смогут, хотя на нём и надеты "доспехи".

Борис скрывается в какой-то дыре. Остальные ждут, чтобы не оставлять его одного. Кажется, что он уже не вылезет. Но нет, вот показывается его зад, он вылезает и показывает жестом, что можно уходить. Уходят в сторону, так, чтобы не оказаться на пути того, что потащит трактор. Трактор тащит, и огромная железяка трогается с места и ползёт, пропахивая борозду на земле. Обратно можно вернуться быстрее, налегке, но нет уже сил бежать, да и костюмы нелёгкие, и люди возвращаются тем же размеренным шагом.

Там ждёт их самое вкусное, что есть на свете - минеральная вода, ящики с которой стоят штабелем невдалеке. Меньше одной бутылки никто не пьёт.

В это время очередная смена уже идёт к завалу и несёт очередной канат. Тракторист готов по сигналу оттащить то, что будет зацеплено. Хотя трактор и обмотан кошмой, и полит водой, обе двери кабины открыты, чтобы успеть выпрыгнуть, если трактор загорится.

Постепенно, шаг за шагом, устье скважины освобождается от завала. Рымчук и Радковский внимательно вглядываются: что там, на устье, в каком оно состоянии, что можно будет использовать в дальнейшем, а что придётся убирать.

На третий день вырисовывается нерадостная картина: часть оборудования скважины повреждена, но удалить его своими силами невозможно. И штаб принимает решение вызывать военных для отстрела.

Вскоре на фонтан прибывают артиллеристы. Им подробно объясняют  задачу. Они занимают позицию метрах в ста от устья. Всех людей убирают подальше, чтобы какой-нибудь осколок не наделал беды. Артиллеристы не видят цель, мешает огонь, и они выпускают первый снаряд заведомо выше цели, потом чуть опускают ствол пушки, делают следующий выстрел, и так несколько раз. Они не понимают, попали или нет, но Рымчук по виду огня всё прекрасно понимает. Он смеётся и показывает им большой палец: отлично, дело сделано!

И снова начинается та же работа, один день сменяется другим, и через неделю устье, наконец, окончательно освобождено от завала, струя газа стала почти компактной и к ней можно подойти.

Чтобы навести на устье сборку противовыбросового оборудования (ПВО), надо, чтобы неповреждённый прямой конец трубы выступал над землёй хотя бы на метр. То, что выше, изогнутую часть, надо отрезать. У нас на вооружении есть гидравлическая труборезка. Она пришла на смену ручной, которую крутили несколько человек, бегая по кругу. А эту надо только смонтировать  на трубе и уйти, остальное сделает гидравлика.

Но перед этим надо потушить огонь. Это работа Ленкевича, он "главный артиллерист" части. Для тушения существует порошковый пламеподавитель, в который помещается 200кг поршка (ППП200). Мы применяем каустическую соду, хотя можно тушить любым порошком, лишь бы он был помельче и без комков., даже барханной пылью. В соду добавляется какой-то химикат, препятствующий образованию комков.

Мы поднимаемся на импровизированный помост, потому что ствол пушки задран вверх для лучшего наполнения порошком. Снизу подают бумажные пакеты, в каждом 10 кг. Мы режем край и высыпаем содержимое в ствол. Кран поднимает пушку и везёт её на позицию, это примерно в 30 м от устья.

Много раз приглашённые пожарники пробовали на учениях на нашем полигоне потушить струю своими средствами - из брандспойтов, струёй газа из реактивного авиационного двигателя, пеногенераторами. Каждый раз всё заканчивалось их полным провалом. В это время пушка стояла наготове, и, когда пожарник подходил к Рымчуку и сокрушённо разводил руками, Рымчук небрежно махал рукой Ленкевичу, и тот делал выстрел. Огонь гас, и пожарники бросались к пушке, чтобы рассмотреть это чудо.

Пушки на позиции, и Ленкевич тщательно наводит их на цель, чтобы порошок попал под самый обрез пламени. Огонь всегда горит выше конца трубы. Потом он поворачивается к Рымчуку и показывает большой палец: готово! Рымчук машет: выстрел! "Артиллеристы" поворачивают спусковые рычаги и быстро отскакивают в сторону - при выстреле пушку отбрасывает назад не меньше, чем на метр. Из стволов вырывается длинныя белыя струи порошка. Фонтан подхватывает их и всасывает в себя. Огонь потушен! Стало ощутимо тише. Можно резать трубу.

Выше линии резки надевают страховочный хомут, трос от которого крепят к тяжёлому обломку. Это, чтобы отрезанная часть трубы не улетела неизвестно куда или неизвестно на кого. На трубу монтируют разъёмные части труборезки, подключают гидролинии, и люди уходят. Саша Толмаёв включает гидростанцию, и с пульта управления запускает гидромотор труборезки.

Саша Толмачёв - коренастый, очень сильный, похожий на медведя, простоватый мужик из тамбовской деревни. Он трудоголик; даже если нет работы, он облизывает свою гидравлику, она целиком в его ведении. Кроме того, он дизелист. Он не выговаривает звук "ш", вместо него произносит "с", поэтому его дразнят "Саса".

Каретка труборезки быстро вращается вокруг трубы. С каждым оборотом резец, установленный на каретке, всё глубже врезается в трубу. Издалека люди напряжённо следят за тем, выдержит ли резец, не сломается ли. Хотя мы знаем, что были случаи, когда даже обломок резца справлялся. Наконец, с одного края трубы появляется струйка газа. Ещё немного, и отрезанная часть трубы взлетает вверх и падает рядом, дёрнув страховочный трос. Порядок!

Пока шли работы не устье, тыл не дремал. Штаб уже решил, какая должна быть сборка ПВО, и в УБР её уже собрали и опрессовали. Принято решение наводить сборку с помощью канатной оснастки. У нас есть на вооружении гидравлический натаскиватель, но канатное наведение проще, и, если условия позволяют, применяют его.
Tags: фонтанщики2
Subscribe

  • Красота Земли

    Сейчас не припомню, кто из советских космонавтов рассказал после полёта, как он, увидев Землю со стороны, почувствовал, что все мы - люди - одно…

  • Узбечки

    Гулнора Косимова   Шахзода (Зилола Мусаева) Лола Юлдашева Райхон Ганиева Рухшона Каримова Дильбар Файзиева…

  • Инь и янь

    Фото Роксаны Белицкой

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments