holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Category:

Любой несогласный с тем, что ислам - мирная религия, будет убит



В 16 главе "Лех-леха" рассказывается о рождении первенца Авраама - Ишмаэля: "А Сарай, жена Аврама, не рожала ему. А у нее была рабыня египтянка, именем Агар (в переводе - "странница"). И сказала Сарай Авраму: вот, Господь лишил меня плодородия; войди же к рабыне моей, может быть у меня будут дети через нее; и послушался Аврам голоса Сарай… Увидев же, что зачала, то госпожа ее лишилась уважения в глазах ее… И сказал Аврам Сарай: вот, рабыня твоя в твоей руке: делай с нею, что угодно в глазах твоих. И притесняла ее Сарай, и она убежала от нее. Нашел ее ангел Господень у источника воды в пустыне, у источника на дороге в Шур… И сказал ей ангел Господень: возвратись к госпоже своей и смирись под руками ее. И сказал ей ангел Господень: умножая умножу потомство твое, и оно неисчислимо будет от множества. И сказал ей ангел Господень: вот, ты беременна, и родишь сына, - и наречешь ему имя Ишмаэль (буквально - "слышит Б-г"), ибо услышал Господь страдание твое. И будет он дикарь-человек; рука его на всех, и рука всех на него, и пред лицом всех братьев своих жить будет он". (16:1-12)

Здесь Тора пророчествует, что Ишмаэль (ислам) противостанет всему человечеству, выросшему на ценностях его брата Ицхака, породившего братьев-близнецов Эсава (христианство) и Иакова (иудаизм), что вполне ясно высказано в Коране: «О, вы, которые уверовали! Не берите иудеев и христиан друзьями: они друзья - один другому. А если кто из вас берет их себе в друзья, тот и сам из них» (Сура 5.56)

Ислам зародился как жажда реванша, как попытка переписать историю наперекор Торе и ее пророчествам. Коран позиционирует себя не как следующее после ТАНАХа откровение, чем он, вроде бы, внешне является, а как откровение, ТАНАХу альтернативное и ТАНАХ замещающее.

В мусульманском предании Коран представлен единственной истиной , а известный миру текст Торы выставляется человеческим искажением. Обвинение Торы в фальсификации ("тахриф") подкрепляется несколькими изречениями Корана.

"Неужели вы надеетесь, что они поверят вам, если некоторые из них слышали Слово Аллаха и сознательно исказили его после того, как поняли его смысл?" 2;75

"Среди иудеев есть такие, которые переставляют слова со своих мест и говорят: «Мы слышали и ослушаемся» и «Послушай то, что нельзя слушать» и «Заботься о нас». Они кривят своими языками и поносят религию. А если бы они сказали: «Мы слышали и повинуемся» и «Выслушай» и «Присматривай за нами», то это было бы лучше для них и вернее. Однако Аллах проклял их за неверие, и они не веруют, за исключением немногих." 4;46

"За то, что они нарушили завет, Мы прокляли их и ожесточили их сердца. Они искажают слова, меняя их местами, и забыли долю из того, чему их научили. Ты всегда будешь обнаруживать их измену, за исключением некоторых из них. Прости же их и будь великодушен, ведь Аллах любит творящих добро." 5;13

"О Посланник! Пусть тебя не печалят те, которые стремятся исповедовать неверие и говорят своими устами: «Мы уверовали», — хотя их сердца не уверовали. Среди исповедующих иудаизм есть такие, которые охотно прислушиваются ко лжи и прислушиваются к другим людям, которые не явились к тебе. Они искажают слова, меняя их местами, и говорят: «Если вам дадут это, то берите, но если вам не дадут этого, то остерегайтесь». Того, кого Аллах желает подвергнуть искушению, ты не властен защитить от Аллаха. Их сердца Аллах не пожелал очистить. В этом мире их ожидает позор, а в Последней жизни им уготованы великие мучения." 5;41

Именно в диком страхе признания ТАНАХа подлинным первоисточником таится секрет мусульманской "дикости". Эта дикость - защитная реакция. Цивилизоваться для мусульманина значит признать истинность ТАНАХа, а тем самым сомнительность Корана, в качестве текста претендующего ТАНАХ заменить. Лежащая в основе любого диалога идея равнозначности источников недопустима для классического мусульманина.

С того самого момента, когда потомки Ишмаэля породили ислам, и вплоть до сего дня, арабский мир ни на минуту не прекращал экспансию. Все культуры и религии, так или иначе, приняли диалогические нормы, все они согласились с тем, что метафизические убеждения разнообразны и не могут навязываться силой тем, кто их не разделяет. Но ислам и в наше время остался верен древним идеалам, ислам и сегодня не оставил намерения покорить все человечество.

На Западе принято выделять радикальный ислам, принято считать, что будто бы только он опасен, и что с исламом умеренным следует вести диалог.

Диалог вести следует в любом случае, однако при этом необходимо адекватно оценивать искренность участия в этом диалоге твоего оппонента. В действительности же умеренные исламисты неотделимы от радикальных - у них имеются общие стратегические цели. Умеренный ислам действительно не любит крайних методов, но при этом и он в целом солидарен с тезисом, что весь мир следует покорить вере Мухаммеда, и искренне болеет за это "святое дело".

Насколько можно судить, мусульмане искренне признающие свободу религии, довольно немногочисленны. Поэтому прежде чем попытаться начать диалог с подлинным плюралистическим исламом, следует убедиться в его нынешней сути, дабы не позволить превратить его в средство "отмывания" радикального (и "умеренного") ислама, видящего всю планету превращенной в мировой халифат.

Сегодня, в первой половине XXI века, ислам - это несомненный враг всего остального человечества - "рука его (поднята) на всех". Сегодня к исламу правильно относиться так, как к нему относится основательница антиисламской организации "Американский конгресс за правду" бывшая ливанская гражданка Бриджит Габриэль. В своей книге "They must be stopped" она пишет: "Возможно, не политкорректно говорить о религиозной войне, объявленной мусульманами. Но это именно то, что сейчас происходит. Это не радикальный и даже не ваххабитский ислам, это исконный ислам Мухаммеда. Мы совершаем культурное самоубийство, закрывая глаза на опасность его распространения". К исламу правильно относиться так, как относилась к нему итальянская журналистка Ориана Фаллачи, приравнивавшая его к нацизму. Сегодня мусульманам уместно ставить в пример Магди Аллама, итальянского журналиста египетского происхождения, принявшего католицизм. Сегодня мир нуждается в таких мыслях и в таких поступках.

Многие считают такой подход "неконструктивным", "тупиковым", но это не аргумент, если признать, что лобовое столкновение цивилизаций неизбежно, что о подлинном диалоге можно говорить только после этого столкновения и только в том случае, если победу в нем одержат сыны Ицхака, а не сыны Ишмаэля. Есть время мира, и есть время войны. До того, как вступать в диалог, необходимо твердо выучить и принять его общие принципы, предполагающие взаимоуважение сторон.

Источник - статья Арье Барац в mnenia.zahav.ru
Tags: политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Из ничего и выйдет ничего (Шекспир)

    Илья Яшин, глава муниципального органа Красносельский, оппозиционный депутат (да, оказывается ещё сохранились и такие!) задал Путину вопрос - не…

  • В затерянном мире

    Есть у Конан Дойла фантастический роман "Затерянный мир", в которой описываются давно вымершие на Земле существа, сохранившиеся до наших…

  • И теракты можно предсказать

    – Кирпич ни с того ни с сего, – внушительно перебил неизвестный, – никому и никогда на голову не свалится. М.А.Булгаков В…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment