holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Category:

Хозяйка города


Есть в Тель-Авиве ("Весенний холм") очень известная улица Дизенгоф. Она названа в честь первого мэра города, который был одним из его основателей - Меир Янкелевич Дизенгоф. Его называли хозяином города.

Он родился в глубинке Бесарабии, и, после переезда с родителями в Кишинев, сумел сдать экзамены экстерном на аттестат зрелости, поступил на службу в царскую армию и – невиданное дело для еврея! – в 20 лет стал офицером и в этом качестве оказался в 1881 году в Житомире.

Здесь он стал членом кружка "Народная воля" и занялся революционной деятельностью. А ещё сдружился с городским раввином Шломо Бренером. А у Житомирского раввина, как вы уже догадались, была дочка. Звали ее Зина. Она была "такая тонкая, как шелковая лента; такая нежная, как севрская посуда; такая умная, как целый том Талмуда". Меир и Зина (она же в ивритском произношении Цина) полюбили друг друга.

Но!.. Меиру-Мише Дизенгофу шел в то время 22-й год, а Зине -Хае было только 11. И тогда, как и сейчас, дело пахло педофилией. И Меир сбежал в Одессу, где весь отдался революции. И в 1885 году угодил в тюрьму.

В тюрьме с ним произошёл душевный переворот, который происходил затем со многими евреями: теперь он увидел свое жизненное предназначение в служении еврейскому народу. И в 1886 году, сразу после освобождения, поехал в Кишинев, где основывал местное отделение общества "Ховевей Цион" ("Возлюбившие Сион"). Но по пути как бы ненароком заглянул в Житомир, в дом рава Бренера, и снова увиделся с Зиной. Ей уже было 15, она была чудо как хороша, и Меир ей явно нравился…

Но он снова одернул себя: нет, еще не время. Не время.

Меир уехал в Париж, выучился в Сорбонне на инженера-химика, прошёл стажировку на стекольном заводе. В 1891 году он венулся в Россию и, конечно, снова появился в Житомире. На этот раз ему удалось объясниться с уже вполне взрослой Зиной. Он сделал ей предложение, но раввина Шломо Бренера такой брак дочери, похоже, явно не устраивал. И Меир уехал в Палестину: барон Ротшильд пригласил его стать директором завода по производству бутылок для разлива вина с его виноделен. Меир Дизенгоф буквально с нуля создал стекольный завод. Он как-то с ходу, мгновенно овладел арабским языком и стал своим среди местных арабов, что значительно облегчило ему работу по налаживанию производства. В числе его близких друзей оказался и местный шейх, а арабы, однажды заглянув в его лабораторию, начали называть его не иначе, как доктор – у кого же еще, как не у доктора может оказаться столько склянок с разными жидкостями и порошками.

Поэтому, когда у шейха заболела единственная и любимая дочь Фатима, он обратился  к Дизенгофу с просьбой ее вылечить. Что именно сделал с девушкой Меир неизвестно, но спустя несколько дней она и в самом деле пошла на поправку – может быть, просто благодаря молодости.

Но еще через пару недель Фатима призналась отцу, что без памяти влюбилась в еврейского "доктора". Шейх безумно любил дочь, а потому вызвал Дизенгофа и сказал, что готов ради Фатимы на все – в том числе, на то, что объявить его своим зятем и наследником своего огромного состояния. Дизенгоф любезно поблагодарил друга за это предложение, но ответил, что у него уже есть невеста в России, а у евреев не принято иметь двух жен.

В это самое время Зина спешила к любимому (повидимому, сбежала из дому), и в 1893 году влюбленные встретились в Александрии, где тут же стали под хупу. Так что в Палестину Дизенгоф вернулся женатым человеком. Более того – его молодая жена ждала ребенка!

Дела между тем у директора стекольного завода дела шли хуже некуда. Местный песок не подходил для производства бутылок. А из-за его социалистических убеждений у него крайне напряглись отношения с бароном Рошильдом, обвинявшим его в сговоре с рабочими. А вскоре, вдобавок к прочим бедам, началась эпидемия малярии. Пришла беда - отворяй ворота!

Но самое страшное заключалось в том, что малярией заболела и его Зина. Это на пятом месяце беременности! По совету врачей Дизенгоф увёз жену в Париж, под наблюдение тамошних специалистов. В 1894 году Зина родила девочку, но ребенок был заражен вирусом малярии и спустя два месяца умер. А затем врачи сообщили супругам Дизенгоф страшную новость: вирус сказался на фертильной функции роженицы, и у них больше не будет детей.

Сраженный этим известием Дизенгоф возвратился в Эрец-Исраэль. Он заглянул в гости к своему другу-шейху и не узнал его: кажется, что тот за это время постарел на десять лет. Шейх рассказал ему, что вскоре после его отказа взять Фатиму в жены, она снова заболела и умерла – вероятнее всего, зачахла от неразделенной любви, и теперь жизнь потеряла для него всякий смысл.


Отношения с Ротшильдом, который видел в Дизенгофе виновника закрытия стекольного завода и тайного коммуниста, напряглись до предела, так что Зина и Меир вынуждены были уехать, точнее, бежать из Палестины в Одессу. Здесь Дизенгоф начал заниматься коммерцией, а Зина-Хая превратила их дом в самый известный салон в городе: здесь собирался весь цвет одесской еврейской интеллигенции, включая поэта Хаима-Нахмана Бялика, историка Семена Дубнова, Ахад ха-Ама, Хаима Равницкого...

К этому времени Герцль уже развернул знамя политического сионизма, и имя Дизенгофа значится в списке делегатов 5-ого и 6-ого Сионистских конгрессов. На последнем он оказался в числе решительных противников плана создания еврейского государства в Уганде вместо Палестины, но еще до этого, в 1904 году, создал общество "Геула" для покупки земли и капиталовложений в Палестине.

В 1905 году Дизенгофы вернулись в Палестину, а в 1909 году основали вместе с друзьями недалеко от Яффо поселок Ахузат-Байт ("дома-хоромы"? - не уверен) – будущий Тель-Авив. Меира Дизенгофа избрали главой поселкового совета. Затем, после начала Первой мировой войны, когда турки выселили всех жителей посёлка, он возглавлял эмиграционный комитет, а в 1918 году вернулся, устроил торжественную встречу английскому генералу Алленби и назвал в его честь одну из главных улиц посёлка.

С 1921 года и до конца жизни Меир Дизенгоф был бессменным мэром Тель-Авива и превратил его в самый быстроразвивающийся город страны. Он привлек в Тель-Авив лучших немецких архитекторов, сделал его мировой столицей стиля баухауз, развил инфраструктуру города, создал в нем порт и железную дорогу. Но если своим внешним обликом Тель-Авив обязан Меиру Дизенгофу, то самим духом и характером - Зине. Точнее, теперь уже Цине.

Именно Цина Дизенгоф мечтала сделать Тель-Авив центром новой еврейской культуры – и эта мечта в итоге воплотилась в жизнь. Именно она уговорила поселиться здесь почти всю еврейскую богему тех лет, способствовала созданию ряда знаменитых тель-авивских кафе, а дом Дизенгофов на проспекте Ротшильда был, как и до того в Одессе, самым модным светским салоном во всей подмандатной Палестине.

Попутно она занималась развитием городского образования, и она же убедила актеров еврейского театра "Габима" (одним из создателей которого был Е. Вахтангов) не возвращаться с гастролей в Россию, а остаться в Тель-Авиве. В 1928 году великий актер и режиссер Алексей Дикий постаыил здесь на иврите спектакли "Золотоискатели" и "Корона Давида" – и с этого началась история главного театра Израиля.

Неудивительно, что эту женщину называли "хозяйкой города".

В 1930 году Цина Дизенгоф умерла. В ее похоронах приняли участие тысячи людей. Смерть жены стала для Меира Дизенгофа страшным ударом. Ради увековечивания ее имени он объявил, что передает их дом в дар городу в качестве Музея искусств, а сам перебрался в две комнаты на верхнем этаже, где и жил до самой смерти в 1936 году. В 1948 году именно в этом доме была зачитана Декларация Независимости Израиля, а сейчас в нем расположен музей города.



Тель-авивцы по достоинству оценили и хозяйку города Цину, и её роль в жизни их легендарного мэра, и их неразрывную связь. На улице, названной в его честь, находится площадь Дизнгоф - она названа в её честь, и теперь они навсегда вместе.



С использованием материалов https://isralove.org

Tags: Израиль, история, люди
Subscribe

  • Не каждая невеста хочет, чтобы её украли

    На фото - залп легендарных "Катюш". Сегодня не вспоминают о том, что на каждой машине крепилась солидная порция тола, чтобы подорвать её…

  • Крест. Начало

    Крест - древнейший символ, встречающийся у всех народов, на всех континентах, во многих религиях. Знаменитая свастика - это тоже один из видов…

  • Сегодня

    Оригинал взят у ptfenix в Сегодня Среди тех, кто освобождал Освенцим в этот день в 1945 году, был капитан медслужбы, начальник…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments