holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Последний поэт войны


В 1925 году в украинском городе Могилёв-Подольский родился в еврейской семье мальчик, которого назвали Ионой. Оба родителя были медиками, а Иона увлекался литературой, зоологией и ботаникой. «Рос юным фанатиком, беззаветно преданным коммунистическому строю».

После окончания 9-го класса поехал он работать пионервожатым в лагерь, и тут грянула война. "Как один человек весь советский народ за свободную родину встанет!"- зазвучало в нём, и он пошёл записываться добровольцем.

      Девятый класс окончен лишь вчера.
      Окончу ли когда-нибудь десятый?
      Каникулы — счастливая пора.
      И вдруг — траншея, карабин, гранаты,
      И над рекой до тла сгоревший дом,
      Сосед по парте навсегда потерян.
      Я путаюсь беспомощно во всем,
      Что невозможно школьной меркой мерить.


"Мал ещё, подрасти маленько", сказали в военкомате. И он поехал в эвакуацию. Но вместе с товарищами сбежал из эшелона. Им удалось добраться в расположение 130 стрелковой дивизии, воевавшей на фронте, и добиться зачисления во взвод. Так в июле 41 года Ион оказался на войне.

Прошёл всего месяц и из 31 человека во взводе осталось всего двое. Ион пережил окружение, скитание по лесам, ранение и госпиталь, из которого он вышел только в январе 1942. Он опять рвался на фронт, но до призывного возраста ему не хватало 1,5 года, и его отправили в тыл, на Кавказ. Ион работал на тракторе в совхозе, но летом 1942 туда пришла война. В 17 лет добровольцем он снова попал на фронт и оказался в разведке. Осенью снова тяжёлое ранение. Его из-за линии фронта вынесли товарищи в бессознательном состоянии.

31 декабря 1942 года он вышел из госпиталя, и его, как тракториста, отправили на учёбу в танковое училище. Два года обучения, и весной 1944 младший лейтенант Ион Деген снова оказался на фронте. На этот раз на новеньком Т-34. Начинается его танковая эпопея: десятки боёв, танковые дуэли, 8 месяцев на фронте. Он начинал командиром танка, потом стал командиром взвода, потом - роты . Когда гибнут один за другим твои товарищи, и сам ходишь по лезвию бритвы, появляется другое отношение к жизни.

"Мы… чувствовали себя «смертниками», и нам было глубоко плевать, где нас убьют, в танковой атаке в родной бригаде или в стрелковом строю штрафного батальона."

И в декабре 1944 года он написал то самое знаменитое стихотворение, которое назовут одним из лучших стихотворений о войне:

                                                      Мой товарищ, в смертельной агонии
                                                       Не зови понапрасну друзей.
                                                       Дай-ка лучше согрею ладони я
                                                       Над дымящейся кровью твоей.
                                                       Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
                                                       Ты не ранен, ты просто убит.
                                                        Дай на память сниму с тебя валенки.
                                                        Нам еще наступать предстоит.


Это не о мародёрстве, как когда-то подумали Симонов и Евтушенко, и не выдумка. Это горькая правда войны. В 1942 году товарищ Иона Дегена Георгий Куликов, которого он перевязывал, разорвав свою рубашку, просил: не рви рубашку, лучше отдай её живым, и умер.

Воевал Деген хорошо, и ему везло, его даже прозвали счастливчиком. Его имя можно найти под номером пятьдесят в списке лучших советских танкистов-асов: Иона Лазаревич Деген, гвардии лейтенант, 16 побед (12 танков, в том числе 1 «Тигр» и 8 «Пантер», 4 самоходных орудия, из них 1 -"Фердинанд" ). Он  дважды был представлен к званию Героя Советского Союза, второй раз - лично командующим 3-м Белорусским фронтом генералом Черняховским, но оба раза получал только ордена. Наград набралось немало: орден Красного Знамени, орден Отечественной войны 1-й степени, два ордена Отечественной войны 2-й степени, медаль «За отвагу», медаль «За оборону Киева», медаль «За оборону Кавказа», медаль «За взятие Кёнигсберга», медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», три польских ордена.

Если вы слышали песню Калинкина "Танковая атака", то, возможно, помните конец:

                                                               И над чёрной сушью
                                                               Выжженой травы
                                                               Плыли в небо души
                                                               Мёртвых и живых...
                                                               А в небесах цветут гуаши,
                                                               А у реки полоска ржи,
                                                               И это поле снова наше,
                                                               И мы с тобой смогли дожить.

В песне много технических ошибок, но психология танкиста передана хорошо. Об этом же писал на фронте Иона Деген:

                                                        Воздух вздрогнул.
                                                         Выстрел.
                                                         Дым.
                                                         На старых деревьях обрублены сучья.
                                                         А я ещё жив.
                                                         А я невредим.
                                                         Случай?


Но 25 января в Восточной Пруссии танк Ионы подбили, а экипаж, выскочивший из горящего танка, немцы расстреляли. Когда 19-летнего парня доставили в госпиталь, он был ещё жив. Семь пулевых, четыре осколочных ранения, перебитые ноги, открытый перелом челюсти и сепсис. В то время это был смертельный приговор. Его спас главврач, который не пожалел на умирающего бойца дефицитный пенициллин, и Бог, у которого на Иону были свои планы. И танкист выжил.

Были у него ожоги и четыре ранения, из него вытащили более дадцати осколков и пуль. Последнее ранение принесло ему пожизненную инвалидность.

И хотя в 19 лет пожизненная инвалидность казалась приговором, он смог достичь невероятных высот в своей непростой жизни. В 1951 году он с отличием закончил мединститут, стал оперирующим врачом-ортопедом, а в 1958 году стал первым в мире хирургом, кто провёл реплантацию верхней конечности. У него на счету кандидатская и докторская научная работа. Но очень уж неудобным для чиновников был этот маленький хромой и бесстрашный человек, который никогда не боялся говорить правду.

В 1977 Иона Лазаревич уехал в Израиль и ещё долгие годы работал врачом. Когда в 2012 году военный атташе вручил ему в российском посольстве юбиейную медаль ко дню победы, ершистый ветеран прочитал свои стихи.

                                            Привычно патокой пролиты речи.
                                            Во рту оскомина от слов елейных.
                                            По-царски нам на сгорбленные плечи
                                            Добавлен груз медалей юбилейных,
                                           Торжественно, так приторно-слащаво,
                                            Аж по щекам из глаз струится влага.
                                            И думаешь: зачем им наша слава?
                                            На кой им наша бывшая отвага?
                                            Безмолвно время мудро и устало
                                            С трудом рубцует раны, но не беды.
                                            На пиджаке в коллекции металла
                                            Ещё одна медаль ко Дню Победы.
                                            А было время, радовался грузу
                                            И, боль потерь превозмогая горько,
                                            Кричал «Служу Советскому Союзу!»,
                                            Когда винтили орден к гимнастёрке.
                                           Сейчас всё гладко, как поверхность хляби.
                                           Равны в пределах нынешней морали
                                           И те, кто бл@довали в дальнем штабе,
                                           И те, кто в танках заживо сгорали.


Иона Лазаревич умер в 2017 году за месяц до своего 92-летия.

Tags: люди
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Свой свояка чует издалека

    nypost.com сообщило, что боевики движения Талибан казнили 20-летнюю волейболистку Махджабид Хакими, которая была одной из лучших в волейбольном…

  • Улыбнёмся?

    Сантехник Павленко после перенесенного инсульта и инфаркта пьет исключительно за здоровье. Водка короновирус не убивает, но напугать может. -…

  • Альцгеймер из космоса

    В журнале PLOS Neurology были опубликованы результаты исследования по отслеживанию пагубного воздействия космических путешествий на человеческий…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments