holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Categories:

Если мы оскотинимся, то мы перестанем быть собой



                      Misha Levin


Начну издалека... Когда мы поняли, что нам пора убираться из России, по ряду причин Израиль оказался на первом месте в списке возможных направлений движения, хотя ближайшие родственники у меня все в Америке и Англии. Но мы решили сначала посмотреть Израиль. Знали мы про Израиль мало. Было понятно, что есть левые - очень хорошие, хотя и не очень практичные люди. (да, я именно так про искренних левых и думаю. Вот их лидеры - это другой разговор) И есть правые, которых левые хоть и по-братски, но очень сильно ругают за жестокость и нежелание мира с двоюродными собратьями по разуму. Когда мы ехали сюда на 2 недели посмотреть Страну и принять окончательное решение я больше всего боялся встретить страшных националистов, готовых резать арабов без разбору. Историю вопроса я знал и понимал, чем такие чувства могут быть вызваны, но... было несколько неуютно. У меня слабо развито чувство физиологического родства, в человеке мне важно содержание, а не физиология. Мы ехали искать дом и я боялся, что увижу здесь людей, которые не будут мне близкими.В результате из ряда виртуальных знакомых были специально выбраны наиболее правые. Мы тусили в поселениях, в Иерусалиме и в Хайфе, и только под конец заглянули в центр повидаться с родственниками. И разговоры со всеми этими людьми были про политику, это было действительно важно и интересно, я хотел понять чем здесь живут. Пообщавшись со страшными поселенцами, принципиальными милуимниками и прочими оккупантами я с довольно тяжелым изумлением понял, что они все гораздо гуманнее чем я. Все эти люди, воевавшие, убивавшие, хоронившие друзей, все как один на мои вопросы про то, почему еще не разобрались с Газой объясняли, что это невозможно - там куча гражданских. Да, я не мог поверить, что сидящий рядом со мной человек входил в дома с автоматом и успевал перебить стреляющих из-за поставленных впереди женщин и детей террористов до того, как они убивали его. И так десятки раз. А подогнать бульдозер и снести стену нельзя было - могли пострадать невиновные. И он мне это объяснял как ребенку: יש ספק - אין ספק (есть возмоэность - нет возможности). Нельзя допустить вероятность того, что твоя пуля попадет в ребенка. То есть вообще-то я был полностью согласен, но не мог представить, что в результате кто-то сам лезет под пули, чтобы не пострадало используемое в качестве живого щита враждебное население. Все эти рассказы воспринимались как какие-то легенды, ну не могут же обычные люди так поступать, это уж слишком.

Есть такое наблюдение (кажется основу я где-то услышал, потом додумал) - единственным надежным источником обвинений может быть только сам обвиняемый. Можно подделать любые улики, загипнотизировать свидетелей, но то, что человек сам про себя добровольно говорит - это правда. Доказательство того, что все рассказы про гуманизм ЦАХАЛ правда, я получил за полминуты. От другой стороны.

Мы стояли и курили со страшным оккупантом на стене Старого Города, он рассказывал нам где что , а внизу по тротуару шел патруль МАГАВ - трое мальчиков в полном обвесе, бронежилеты, каски, автоматы на груди, пальцы на курках - это был самый разгар ножевой интифады, в радиусе километра от того места было по несколько терактов ежедневно. Навстречу патрулю скакала по плиткам тротуара арабская девочка лет семи с огромным школьным рюкзаком. Судя по прыжкам она выбирала какие-то определенные камни и прыгала только на них, траектория ее была размашиста и непредсказуема, нормальное поведение счастливого ребенка по дороге домой из школы. Магавники расступились, а девочка проскакала между ними не поднимая взгляд от тех самых, выбранных ею камней. Вот тогда я понял, что она не боится израильских солдат, совсем. Она могла бы пройти между ними с гордо поднятой головой, обойти, еще что-то - но нет, она просто не стала на них отвлекаться. Она точно знала, что их бояться незачем.

Пожалуй это был один из самых важных моментов в той поездке. Тогда я понял, что здесь будет наш дом, что эти люди родные мне не только по крови, но и по содержанию.

Это я всё к чему... Несколько дней назад араб из Хеврона проник в Иерусалим, похитил, изнасиловал и жестоко убил еврейскую девочку. Тело без одежды и отрезанную голову подбросил в парк в Иерусалиме. Вот этот "борец за свободу" мне не двоюродный собрат. Он вообще представитель другого вида. Биологически мы один вид, мы совместимы, а вот по содержанию - нет, никак и никогда. Мы не договоримся, нам не о чем говорить. И не надо мне рассказывать, что возможен мир - нет, мир возможен только с теми, кто сам хочет мира. Поймите это. И либо продолжайте воевать, либо бегите отсюда.

Для меня Израиль это люди, которые готовы защищаться с оружием в руках и при этом могут не оскотиниться и не опуститься на уровень тех, кто нас убивает, насилует девушек, режет грудных детей. Если мы перестанем защищаться нас убьют. Если мы оскотинимся, то мы перестанем быть собой.
Tags: Израиль
Subscribe

  • Не хлебом единым 1

    Ошейник раба легче доспехов воина. Давно замечено, что евреи добиваются успехов во многих областях науки, культуры, экономики. В чём дело, они…

  • Месть врача

    В далёком 1906 году в Белостоке в семье Якова Саперштейна и Цили Кругман родился мальчик Алберт. А в 1921 году семья переехала в Америку, и школу…

  • В июле 1947

    4 мая 1947 года бойцы ЭЦЕЛЬ ("Национальная военная организация") Авшалом Хавив, Яаков Вайс и Меир Накар совершили нападение на британскую…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments