?

Log in

No account? Create an account
holonist [userpic]

Если история лишена истины, мы остались ни с чем, кроме бесполезной и вредной сказки. (Полибий) 2

November 7th, 2018 (08:20 pm)

См.    Начало

Полибий проанализировал государственное устройство нескольких
государств, имевших смешанную форму правления. Наиболее заслуживающими его внимания оказались Карфаген и Лакедемон (Спарта).
Наиболее близким к римскому он считает карфагенское, которое некогда было прекрасным, ибо в нём сочетались все необходимые элементы смешанного правления.Но к моменту Ганнибаловой войны Карфаген уже отцветал, его государственные учреждения разлагались, принцип взаимоограничения властей был нарушен, причём самым опасным образом - в пользу демоса (народа). Этим и объясняется конечное поражение в войне и торжество над ними римлян.
Лакедемон был построен на ликурговом законодательстве. Полибий отмечает, что оно обеспечивало единодушие и свободу граждан, внутреннюю прочность государства. Равенство имуществ, простота образа жизни, всеобщая умеренность и благоразумие положительным образом вляли на частную жизнь граждан и предохраняли государство в целом от мятежей и междоусобиц.


Таким образом, Ликург обеспечил безопасность всей Лаконике и
длительную свободу её гражданам. Но он совершенно, видимо, не заботился о том, чтобы подготовить государство к гегемонии над другими. У него всё построено на простоте и автаркии ( система замкнутого воспроизводства с минимальной зависимостью от обмена с внешней средой) жизни граждан. Но тогда и общим принципом государства в целом должен быть тот же принцип автаркии и умеренности. И Полибий показывает, к каким печальным последствиям для спартанцев приводили их попытки при столь неприспособленном государственном устройстве установить гегемонию над эллинами. Он делает вывод: лакедемонское государственное устройство пригодно лишь для процветания замкнутой общины; если же государство стремится властвовать над другими, то для этой цели такой строй явно непригоден.
Идеалом для Полибия является римское государственное устройство, которым он откровенно восхищается.
Возможно, в чём-то он прав, ведь римское государство просуществовало около 12 веков (!). Конечно, история его была весьма драматичной - заговоры, мятежи, гражданские войны, смены форм правления, бескончные захватнические войны, подкупы, предательства. И всё же...
Таким образом, к демократии, которая нам сегодня представляется вершиной счастья, мечтой, Полибий относится весьма скептически. Он считает, что всякая демократия непременно вырождается в тиранию.
По Полибию, демократия быстро вырождается в охлократию - стадо же без вожака не может, появляются демагоги, среди них побеждает сильнейший, и — вот оно! — опять монархия! Начинается новый исторический цикл смены типов государственного устройства.
О безнравственности демократии говорил и Лев Николаевич Толстой. Основываясь на нравственном чувстве, Толстой заявлял, что любая власть одного человека над другим безнравственна в принципе — и развращает. Ужасно, когда правит один, но несравнимо хуже, когда во власти участвуют все. Жить в обществе, в котором не один человек, а все население участвует во властном разврате, Человеку (с большой буквы) особенно отвратительно. Поэтому демократия (власть многих) хуже монархии (власти одного).