holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Categories:

Тенгиз 37 (начало)

Уважаемые мои читатели!
Вот я и закончил свой рассказ о фонтанщиках.
Для тех, кому это показалось интересным, предлагаю статью из газеты "Казахстанская правда" приблизительно 1986 года о самом мощном фонтане в истории СССР. У меня нет информации ни о фамилии журналиста, ни о номере газеты. Текст был перепечатан на машинке, и первый лист утерян, поэтому начинаю со второго, с полуслова. В тексте много неточностей и технических ошибок, кое-что искажено из политических соображений, но он интересен тем, что это взгляд постороннего человека ( я на этом фонтане не был).
Итак, с полуслова, со второго листа.

  Видимо, в спешке было сделано что-то не так: кран, который перед тем легко открывался и закрывался, теперь почему-то не поддался. А недра изрыгали раствор всё с большей силой.
   Об осложнениях на 37-й сразу же было передано по рации в ЦИТС - центральную инженерно- техническую службу управления. Об истинных размерах беды в тот момент никто ещё не имел представления. Даже бригада, которая по-прежнему пыталась задавить бивший всё с возрастающей интенсивностью фонтан. Манометр, меривший давление в межтрубном пространстве, показывал 300 атмосфер. Давление же в самой трубе определить не удавалось.  Вырывавшаяся из неё струя с рёвом вылетала уже на пятидесятиметровую высоту, но теперь это были не вода и не раствор, а смесь нефти и газа с сильным сероводородным запахом.  Вырвавшись на волю, она превращалась в белесый туманоподобный шлейф, который, вопреки здешней "розе ветров", потянуло на юго-восток, в сторону Сарыкамыса. И это сразу сделало ситуацию критической.
  
Все работавшие на этом месторождении буровики были, как как положено, обеспечены противогазами. Посёлок же, мирно спавший всего в 28 километрах от взбунтовавшейся скважины, оказался беззащитным перед двигавшейся на него ядовитой пеленой.
   Найдите на севере Мангышлакской области почти рядом с Каспийским морем небольшой посёлок Сарыкамыс. Так вот, буровая №37 находится всего в 28 километрах к северо-западу от него, правда, уже в соседней, Гурьевской области.
   Открытое здесь месторождение Тенгиз пока что известно в основном специалистам, однако, по их мнению, в самое ближайшее время оно должно обрести солидный вес в экономике страны. Здешние места для проживания людей не больно уютны. Плоская равнина, где и глазу то не за что зацепитьс\. Пески. Солончаки. Летом даже в тени столбик термометра взлетает за пятидесятиградусную отметку. Сушь, солоноватая пыль изнуряют. Зимой - морозец с ветерком, который несёт солёную пыль со снежной крупой. Столкнувшись со здешней спецификой, самая крупная водная артерия эти мест река Эмба, пала духом, иссякла, так и не дотянув до Каспийского моря, к которому она стремилась семьсот километров.
   То, что нрав новичка крут и капризен, стало понятно ещё в самом начале работ в этом районе. Произведенные при бурении первых здешних сважин анализы "флюидов" - содержащихся в пройденных пластах воды, нефти и смеси различных газов - показали высокую концентрацию сероводорода. В его агрессивной среде работать могло только оборудование, изготовленное из специальных сталей. По данным сейсмической разведки, вероятные продуктивные горизонты лежали на больших глубинах, где в пластах можно ожидать аномальное давление, поэтому бурильное оборудование должно было обладать ещё и высоким запасом прочности. В то время на Тенгизе такого не было, и проходку пришлось временно прекратить.
   Справка. Через испытание концентрированным сероводородом  прошли многие нефте- и газодобывающие страны. Раньше всех с этой напастью столкнулась Франция, когда в послевоенные годы в предгорьях Пиренеев начала освоение газового месторождения Лак. Шестнадцать процентов сероводорода, содержащегося в смеси метана и углекислого газа, разъедали любую сталь. Генерал Шарль де Голль, отлично понимая, какое значение сможет иметь Лак в энергетическом и сырьевом балансе страны, призвал призвал французов решить эту сложную проблему, подчеркнув, что речь идёт, помимо прочего, ещё и национальном престиже. В конце концов, учёные и специалисты нашли методы борьбы с агрессивной высококонцентрированной сероводородной средой. Можно ли было в таком случае использовать чужой, уже накопленный опыт? Безусловно, но только до определённой степени.
   Буровики подчёркивают: нет месторождений, в точности повторяющих друг друга, даже скважины, работающие на одной площади, и те каждая со своим норовом. Тенгиз со своим букетом экстремальных параметров превзошёл всё, что было открыто ранее. Прежде всего - высочайшим пластовым давлением.
   При проходке скважины по бурильной колонне к долоту всё время подаётся буровой раствор. Он охлаждает долото и, возвращаясь на поверхность уже в затрубном пространстве, выносит наверх разрушенную породу. Одновременно раствор выполняет ещё одну важную, может быть, даже главную функцию: своим весом гигантский столб жидкости гасит пластовое давление, предотвращая тем самым возможные аварийные выбросы.
   При работе на месторождениях с аномальным давлением в бурильные растворы добавляют разные "утяжелители", повышающие удельный вес используемой жидкости. Пластовое давление на Тенгизе превышало 850 атмосфер, что заставило применять раствор с высоким коэффициентом плотности.
   Как ни парадоксально, но именно этот, единственно возможный в данных условиях способ держать в узде экстремальный норов пласта, таил в себе и наибольшую опасность. В "зонах несовместимости" известняки имеют повышенную пористость. Тяжёлый буровой раствор легко оттесняет здесь нефть и газ на периферию, занимая их место в околозабойном пространстве. Пласт начинает лихорадочно поглощать его. Давление недр как бы отступает.  Но одновременно с этим начинает снижаться уровень жидкости - а вместе с нею и давление - внутри колонны. Такое развитие событий может привести к выбросу. Специалисты сумели разгадать сложный характер месторождения и предложили такой порядок освоения Тенгиза, который сводил до минимума возможные неожиданности. Регламент предусмотрел всё... кроме, как принято сейчас говорить, человеческого фактора.
   ...Лаборатория охраны окружающей среды быстро оценила обстановку и подняла посёлок по тревоге. Отрезанный от ближайшего жилья многими десятками километров выжженного степного бездорожья, Сарыкамыс мог надеяться только на свои силы. А их то как раз недоставало. Эвакуировать всё население сразу не хватало ни машин, ни горючего. Решили увозить в несколько приёмов, и недалеко - на ближайший пригорок, который несколько возвышается над плоской равниной и был, как казалось, недоступен стелившемуся над землёй тяжёлому сероводороду.
   Первой эвакуировали больницу и родильное отделение. Дальше - детей, женщин, стариков. Последними покинули опасную зону мужчины. Те, кто имел личные хозяйства, торопливо уводили от погибели овец и верблюдов.
   Однако к полудню зловонная невидимая пелена достигла спасительного пригорка, стала подниматься к его вершине. Людям пришлось перекочёвывать дальше на восток, к железнодорожному посёлку Опорный.
Справка. Когда подобный выброс случился на одной из буровых на севере Канады, угроза отравления сероводородом заставила там эвакуировать население в округе 110 километров. Правда, на севере Канады плотность населения ещё меньше, чем в прикаспийских степях, и провести подобную спасательную операцию там было, разумеется, проще. Однако есть общая закономерность: всюду, где нефть и газ соседствуют с сероводородом, вести их разведку и добычу всегда трудно и опасно, и любая ошибка оборачивается тяжёлыми последствиями.
   Известие о случившемся на Тенгизе быстро пошло "наверх". В Москве, в Министерстве нефтяной промышленности СССР, знали о ЧП уже в три часа ночи. О них тут же было доложено министру В.А. Динкову, другим руководителям. Для знакомства с ситуацией на месте ближайшим рейсом в Гурьев вылетели первый зам. министра В.И. Игревский, зам нач. управления по бурению Миннефтепрома, Ю.С. Ропяной и начальник управления, курирующий предупреждение и ликвидацию фонтанов, В.И. Хоботько. Они ещё находились в воздухе, когда министр издал приказ о создании комиссии по расследованию причин выброса.  Все трое назначались её членами, Игревский - председателем. Вертолёт доставил москвичей из Гурьевского аэропорта на буровую в семь часов вечера того же дня.
   К этому времени сюда успело прибыть уже много народу. Раньше всех приехали специалисты Тенгизской группы Волгоградского военизированного отряда по предупреждению и ликвидации открытых нефтяных и газовых фонтанов, руководители Балыкшанского управления разведочного бурения и объединения "Эмбанефть". Приехали тампонажники, пожарники, транспортники. Уже был создан штаб по ликвидации фонтана. Однако для ликвидации аварии было сделано слишком мало. По нерасторопности штаба не был организован подвоз цемента и бурильного раствора, необходимого для последующей закачки в колонну, не были подтянуты резервные силы, которые могли ускорить все необходимые для ликвидации выброса работы.
   В этой ситуации комиссия министерства взяла руководство в свои руки. Став фактически новым штабом, она попыталась наверстать упущенное. Однако потерянное время вернуть не удалось.
   В первые минуты и часы аварии вахта, работавшая на 37-й, ещё пыталась ликвидировать выброс своими силами. Но эти попытки не увенчались успехом. Буровую пришлось обесточить: из-за большой загазованности мог произойти взрыв. Без электроэнергии вахте тут делать было нечего, и она, в соответствии с правилами, покинула буровую.
   Теперь вся надежда была на фонтанщиков. К сборке на устье скважины им нужно было подвести дополнительные линии трубопроводов, в определённый момент подать по ним в ствол мощный поток раствора и попытаться задавить фонтан.
   Все работы фонтанщиков были теперь расписаны по часам и минутам. Предполагалось, что к середине следующего дня, 25 июня, дополнительная линия трубопроводов будет смонтирована, и её опробуют в деле. Всё шло, как намечено. Оставалось стянуть и соединить последние стыки. Как подсчитали после, на это требовалось всего шесть-восемь минут...
   Где-то около трёх часов дня, - вспоминает Ю.С. Ропяной, - я отправился на буровую. Показалось, что фонтанщики как-то долго возятся, могли бы и побыстрее. Шагах в десяти от скважины ч поднял голову посмотреть, куда дует ветер, и вдруг увидел у самой вершины вышки, там, где кронблок, огненный шарик. Сорвавшись с высоты, он быстро помчался вдоль струи вниз, и сразу всё как полыхнёт!  Я развернулся и назад, смотрю, рядом бегут фонтанщики, все шестеро, они тоже успели выскочить из опасной зоны. Тут же пламя махнуло вдоль шлейфа по степи, метров, наверное, на шестьсот. В мгновение буровая превратилась в огненный ад. Стальная вышка продержалась в нём минут шесть-семь. Потом, зардевшись малиновым цветом, стала мягко оседать на колени.
   Часа через два-три, когда выгорели все разливы нефти, солярки и битума, пламя изменило свою конфигурацию. При падении вышка буровой разбила обвязку превенторов, и теперь из покорёженных труб сборки в разных направлениях били, как из огнемёта, несколько устойчивых разъярённых струй. Их свирепый жар обжигал лицо метров за 200 -250. Теперь даже неспециалистам стало ясно, что произошла авария, и чрезвычайно сложная.


Tags: фонтаны
Subscribe

  • Выпал снег

    Выпал снег... 8.00 Я слепил снеговика. 8.10 Моя соседка-феминистка спросила, почему я не слепил снежную бабу. 8.15 Я слепил ещё и снежную бабу.…

  • Если женщина любит

    Прочитал в ФБ запись Андрея Юркина: – Никогда не верь женщинам, – сказал Родион. – Турецкие султаны были мудрые и дальновидные…

  • Улыбнёмся?

    Самые большие глупости делаются с умным выражением лица. Улыбайтесь, господа! (к/ф "Тот самый Мюнхгаузен") Работаю в тур агентстве.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments