?

Log in

No account? Create an account
holonist [userpic]

I на оновленiй землi врага не буде супостата

June 27th, 2018 (12:42 am)


Отрывок из статьи под псевдонимом Сергей Немырыч, опубликованной в "Зеркале недели". Увидел в журнале trim-c.

Российская Федерация, которая все больше отстает в экономическом и прежде всего в научно-технологическом соревновании (сейчас российский ВВП немного превышает 1,5 трлн долл.), пытается компенсировать стратегическую слабость решительностью применения инструментов национальной силы, в первую очередь военной. Непосредственные объекты для этого — государства, которые намного слабее России. Показательно, что Кремль воспринимает ситуацию через призму войны с Западом, прежде всего с США. Вместе с тем попытки вступить с американцами в прямое столкновение, как это было, например, 7 февраля 2018 г. возле Дейр-эз-Зора в Сирии, приводят к сокрушительным поражениям россиян.

Россия пытается получить контроль над ресурсами других государств, чтобы усилить свою состоятельность в противостоянии с США, которое постепенно из мнимого превращается в реальное. Для Кремля — это вопрос выживания. Причем ключевое место в российской стратегии занимает Украина, без экономических, демографических, территориальных, военных возможностей которой любой великодержавный проект России обречен на поражение. Это прекрасно понимали еще В.Ленин и Л.Троцкий.


Последние заявления В.Путина на "прямой линии" 7 июня 2018 г. показали: российская позиция в отношении Украины не подверглась принципиальным изменениям. Речь идет о послаблении центральной власти (или федерализация, или неестественное укрепление территориальных громад), остановке процессов упрочения национальной идентичности и переходе к ее разрушению (государственный статус российского языка), а также о разрушении системы партнерства и перспективных союзов Украины (т.н. нейтралитет и отказ от европейской и евроатлантической интеграции Украины). В совокупности эти требования предполагают разрушение механизмов сопротивления Украины политике Кремля с постепенным демонтажем украинской государственности.

Вероятность полномасштабной военной агрессии РФ остается значительной. Остановить россиян может только сила. Вся история человечества свидетельствует, что пламенные речи вызывают восторг и важны в стратегическом смысле, но остановить танки не могут.

Показательно, что В.Путин едва ли не впервые публично указал на угрозу для украинской государственности как таковой. Таким образом, возникает вопрос выживания Украины как независимого и демократического государства. Именно его решение является наивысшим приоритетом. И все планы по деоккупации ОРДЛО и Крыма должны учитывать это. Конечно, это можно презреть, примеры в истории случались: вспомним, как Литва в 1939 г. вернула себе Вильнюс, который с 1922-го был под Польшей, прав которой на город Литва не признавала... Но следует ли пробовать?

Вывод о российской угрозе самому существованию независимой Украины подтверждает и неизменность высшего военно-политического руководства РФ. Несмотря на навязчивые слухи, В.Путин оставил В.Суркова на должности своего помощника, а С.Глазьева — на должности советника. Не изменились ни высшие руководители ВС РФ, ни руководство спецслужб. Курс и люди, которые его обеспечивали, сохраняются.

Непризнание Украины как отдельной сущности характерно не только для В.Путина лично, но и для широких слоев российского общества. Нужны годы и настойчивая работа. И все это время экзистенциальная угроза Украине будет сохраняться. Противостояние может длиться годами. Его формы и методы могут и будут меняться, кризисные периоды будут сменяться годами затишья, но пока не изменится цель врага — полное покорение Украины воле Кремля, борьба за выживание будет продолжаться. Со всеми соответствующими последствиями.

Речь идет не об абстрактной угрозе. Потеря государственности будет означать преследование, а возможно, и прекращение физического существования для тысяч людей, и не только из общественной верхушки. Потеря государственности будет означать также крах надежд на демократическое развитие — оккупация не предполагает свободного голосования или свободы слова. Гранты и парады вместе с другими ценностями открытого общества останутся в прошлом. И мы должны осознать, что это НЕ абстракция, а вполне реальный при определенных условиях сценарий. Посмотрим на ситуацию в ОРДЛО и Крыму — "На всіх язиках все мовчить, бо благоденствує!".

Мы обязаны очень четко осознавать: нам никто ничего не должен. Защитить Украину может лишь она сама. Если мы будем успешными, нам могут помочь. Но если провалимся, то это будут наши проблемы, за которые мы будем вынуждены платить сами. И еще одно. Услуга, которая уже предоставлена, не является услугой. Мы должны раз за разом обращаться к не выполненным нашими партнерами документам, в частности к Будапештскому меморандуму, но не следует надеяться на значительные результаты здесь и сейчас.

Оккупировав украинский Крым и часть Донецкой и Луганской областей, а также создав плацдарм на Ближнем Востоке в Сирии, Россия заплатила за это большую цену. Речь идет и о подорванных международном доверии и репутации, утраченных позициях в международных структурах и, возможно главное, — ограничении трансфера американских и европейских технологий, что вызывает ограничение способности военно-промышленного комплекса оснастить ВС РФ новейшей военной техникой и вооружениями.

Впрочем, не следует забывать, что речь идет о действительно современных образцах, которые нужны для войны с государствами НАТО. Программа модернизации советской техники продолжается, и ее возможностей вполне достаточно для войны с Украиной. Об этом свидетельствует и ускоренное военное строительство в российских пограничных регионах с Украиной, и милитаризация украинского Крыма.

Россия уже пятый год ведет войну на истощение против Украины. Речь идет не только о военной и экономической мощи, но и о человеческом капитале и сопротивляемости украинского общества, его способности отстаивать независимость и свой выбор.

И тут российские оккупационные войска выступают лишь одним и, возможно, не самым важным инструментом Кремля. Едва ли не большую роль в планах РФ играют террор и диверсии, экономическая война, подрывная деятельность, уголовные волны, разжигание межэтнической и межконфессионной вражды, кибератаки и тоталитарная пропаганда, направленные на дестабилизацию Украины. Россия пытается использовать любой повод для дискредитации Украинского государства: от антисемитизма и борьбы с ромами до прайдов. Россияне и их пятая колонна стараются создать атмосферу тотального уныния и апатии.

Сейчас Кремль делает основную ставку на вмешательство в избирательные кампании в Украине, надеясь способствовать приходу к власти в Киеве "договороспособных лиц". Если это не удастся, а с позиций России любой украинский политик, каким бы пророссийским он ни был, рано или поздно станет предателем, резко возрастет угроза военного вторжения.


Успешное противостояние российской угрозе требует эффективности от государства, прежде всего его сектора безопасности и обороны и сопротивляемости (resilience) общества. Эффективное государство — это дорого, очень дорого. Без развития экономики оно невозможно. А развитие экономики сегодня означает сознательное развитие свобод и открытость миру.

В основе сопротивляемости общества лежит доверие. К государственным учреждениям в частности, но и друг к другу. Удар по этому доверию является главной целью российской пропаганды и других подрывных действий. Это также мы должны понимать.

Поэтому первое, что мы должны делать, — осознать сложность ситуации, осознать, что ничто не гарантировано, и действовать, исходя из этого осознания. И тут нужны не только смелость, не только интеллект, но и кругозор, широта взглядов и способность взглянуть на себя со стороны.

Набор рецептов, что делать, в принципе понятен. Вопрос в готовности к реальным, а не косметическим изменениям. И напоследок. Наша победа — это сохранение свободы и независимости. Достичь ее не изменившись невозможно. Еще раз: речь идет не о, казалось бы, абстрактных постулатах, а о вполне конкретном нашем будущем, о самой жизни. Это звучит очень просто, но требует четко выраженной воли от всего общества и готовности платить за победу. Украина в войне, и она может завершиться либо победой, либо поражением. Ничьей не будет, ничья в нашем случае — это наше поражение.