holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Categories:

Фонтанщики 34 Пойдёшь - не вернёшься 3

   Гидронатаскиватель готов, осталось его испытать. А меня отправляют на фонтан. Утром мы едем на юг, вдоль берега моря, в небольшом автобусе. За окном глиняная пустыня, кое-где поросшая саксаулом и верблюжьей колючкой. Иногда видны свободно бродящие одногорбые верблюды. У каждого есть хозяин, они не дикие, просто они так живут, на свободе. У каждого есть бирка на шее или тавро. Почти в конце пути мы видим впереди на горизонте ровный ряд деревьев с шарообразными кронами. Странно, мы уже не первый раз едем по этой дороге, но такого раньше не видели. Спрашиваем у водителя - он местный - что это? Он спокойно отвечает:
   - Иран.
   Мы всё равно не понимаем. Он поясняет, что это мираж. Оказывается, мы совсем недалеко от границы.
Скважину не узнать. Всё расчищено, осталось подвышечное основание да устье, из которого бьёт струя. Это потрудились наши взрывники, Лёня Семивол и его помощник. Они привезли с собой ШКЗ - шнуровые кумулятивные заряды, которые перебивают балки и трубы. С двух сторон от устья на подвышечном основании положены толстые доски, по которым ходят люди.
   Я работаю возле устья. В какой-то момент я чувствую, что меня кто-то потянул за куртку вверх, когда я наклонился. Оглядываюсь - никого. Наклоняюсь опять - то же самое. И я понял, что куртку подсасывает струя. Мгновенно вспоминается, что на скважине Тенгз 37 струя втянула Володю Бондаренко, который имел рост около двух метров и вес 102 кг. Он взлетел вверх и упал уже мёртвым. Пробую присесть - прекращается. Конечно, эту струю не сравнить с той, но всё же продолжаю работу на корточках.
   Мы выполнили нашу операцию, и Рымчук показывает пальцем на губы - перекур. Отходим от
скважины метров на сто и садимся на трубы. Здесь даже можно разговаривать, шум слабее.  Мы болтаем, и вдруг я замечаю, что они внезапно замолчали  и смотрят на что-то мимо меня. Оглядываюсь и вижу верблюда, идущего к скважине! Конечно, верблюд, а не лошадь, и не белый, а серый. И всё же несколько глаз напряжённо следят, что будет дальше. Но верблюд ведёт себя вполне естественно - не дойдя метров 150 до устья, он останавливается, стоит несколько секунд, потом поворачивается и уходит. Мы молча заканчиваем перекур и возвращаемся к скважине.                          
В. Бондаренко
  Ленкевич с группой монтируют на устье опору для натаскивателя. По-видимому, они прихватили с собой не тот ключ. Он оборачивается,                  
видит меня и делает жест, как будто закручивает гайку, а потом показывает пять пальцев, а потом ещё пять. Это значит, нужен ключ на 55. Я бегу к ящику с инструментами, нахожу ключ и спешу обратно. Идти можно только по следам гусениц трактора, потому что глиняная пыль от нашего орошения и воды, которую несёт скважина, превратилась в топкую жижу. Но уже недалеко от устья я решаю рискнуть и сократить дорогу и пробую пройти напрямик. Напрасно! Правая нога погружается в глиняное болото. Когда я пробую её вытащить, нога выходит из сапога, а тот остаётся на всю высоту в глине.Один из стоящих возле устья быстро подбегает ко мне по колее, берёт ключ и бегом возвращается. Спасти сапоги нет никакой возможности, мне нашли другие.
 Я и Саса прокладываем две гидравлические линии - прямую и обратную - к устью.Мы с трудом сбрасываем с тракторного прицепа тяжёлые мотки шлангов, берём каждый по одному концу и идём рядом по следам гусениц. Шланги тяжёлые, наверное, так надрывались когда-то бурлаки. Нас поливает мелкий дождик, это вода из скважины. Но она несёт не только воду, из неё ещё летят камни.  Одному попало по спине, он взвыл, но мы не слышали крика - ревела струя. Мне рассказали, что так погиб один фонтанщик - когда он наклонился, его ударил в спину в область сердца такой камень. Интересно, выдержит ли наша каска удар камня, падающего с высоты несколько десятков метров? Но, в любом случае, такова обстановка, деваться некуда, "на войне, как на войне". Мы тянем наши шланги, и тут между нами, обляпав нас жидкой глиной, падает камень. Мы останавливаемся и смотрим друг на друга. Повезло! Когда мы вернулись, я сказал Сасе:
   - Нам с тобой от камня не суждено, можем их больше не бояться.
   Он молча улыбается.

Tags: фонтанщики
Subscribe

  • Месть врача

    В далёком 1906 году в Белостоке в семье Якова Саперштейна и Цили Кругман родился мальчик Алберт. А в 1921 году семья переехала в Америку, и школу…

  • Старая вечная солдатская

    Не верьте пехоте, Когда она бравые песни поёт. Эту песню написал бард, познавший войну на себе, написал не на заказ, а по зову души. Побывавший…

  • Подравляю!

    С днём рождения, Вахтанг Костантинович! Здоровья, счастья и благополучия Вам и Вашей такой прекрасной Сакартвело!

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments