holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Categories:

Фонтанщики 31 Лохвица 2

Мы сидим в машине. Работа на сегодня закончена, можно ехать спать, но пока не пришёл Вайсберг.

Григорий Львович Вайсберг - командир профилактического отряда. Задача отряда - не допускать фонтаны, а также контролировать газоопасные работы. Это технические инспекторы, они не выезжают на фонтаны.  Но Вайсберг попросился добровольцем (не первый раз), и ему разрешили. Он худощавый, средних лет, хорошо соображает и работает, даром хлеб не ест.
   Вот он залезает в машину, и она трогается.  Он снимает каску, и мы замечаем, что она надета пряимо на голову, без подшлемника.  Он сообщает:
   - Ребята, с меня из-под каски подшлемник сдуло.
   - ?!
   С тем же успехом можно снимать рубашку, не сняв пиджак.
   И он рассказывает:
   - Нас двоих послали на вышку найти место для установки роликов. Я полез по правой лестнице наверх, он по левой.
На фото:
Г. Л. Вайсберг.
Я уже нашёл подходящее место и собирался спускаться, и
тут оно началось. Сначала в ушах зазвучали удары вперемешку с какой-то музыкой. И вот мне уже кажется, что настал конец света, все погибли, остались только мы вдвоём.
Но и один из нас погибнет, тот, что хуже. Мне страшно, я хочу жить, и я кричу: "Я лучше, я лучше!". А потом думаю: что же я один буду делать на всей земле? Я от отчаяния стал срывать с себя одежду, раздеваться. А потом я опомнился, оделся и спустился вниз.
   Всё понятно. Он забыл надеть подшлемник, когда одевался.
   Пока мы доезжаем до места, он уже полностью приходит в себя.
                                                                                              * * *
   Мы лежим на кроватях в нашей комнате. За столиком образовалась группа из четырёх человек, они "пишут пулю". В помещении натоплено, и нас разморило. Ленкевич за столом даже смог до половины раздеться, но не от чрезмерной жары, а оттого, что у него обожжены хлористым кальцием плечи - у его костюма плечи не прорезинены, они рассчитаны на защиту пелериной, которой у него нет.
   Заходит медичка. Она принесла противоожоговый спрей в баллончике.
   - Кому тут?
   Она обрабатывает несколько человек, потом обрызгивает плечи Ленкевича. Тот, с картами в руках, поочерёдно смотрит на образовавшиеся на плечах пенные эполеты.
   - И сколько так сидеть?
   Медичка точно не знает.
   - Ну-у-у... Сколько получится.
   Она порывается скорей уйти, но её просят посмотреть одного травмированного. Она останавливается на пороге его комнаты и с испугом смотрит на его забинтованную руку.
   - А что с ним?
   Ей объясняют.
   - А что вы сделали?
   Ей рассказывают.
   - Вы всё правильно сделали.
   И она быстро уходит.
   Хорошо, что в программу курса по подготовке к работе на фонтане включено оказание первой помощи!
                                                                                             * * *
   Наконец, настал день "икс". Сегодня наведение!
   Под руководством Рымчука подготовлена какая-то необычная и малопонятная канатная оснастка. Он мечется тут же, отдаёт команды, и они выполняются, хотя их смысл не до конца понятен. Ситуация уж очень необычная - надо в тесном пространстве так пронести тяжёлую сборку ПВО, чтобы она не задела струю. И Рымчук, как всегда, мастерски справляется с этой головоломкой. Это больше похоже на цирковой трюк. Он бегает под самой сборкой и руками дирижирует оркестром из буровой лебёдки и тракторов, забыв заповедь "не стой под грузом". По мановению его рук сборка описывает замысловатую траекторию, двигается по каким-то ломаным линиям и, в конце концов, оказывается на месте. Дирижёр исполнил почти невозможную пьесу!
   Фланцы стянуты шпильками, дело сделано. Мы сидим в вагончике на длинной скамейке и ждём машину. Слева, из-за двери,  доносятся крики начальника штаба. Мы не можем разобрать, что он кричит, да нам и не до того. Наверное, даёт кому-то взбучку. Дверь открывается, он выходит и видит нас. Лицо его меняется. Наверное, у нас "тот вид". Он с сочувствием спрашивает:
   - Ну, что, хлопцы, как вы?
   Мы бодро заверяем, что мы в полном порядке. И он, сделав выражение на лице, означающее, что он поверил, выходит. Через минуту входит Рымчук. Он смотрит на нас, делает паузу и негромко говорит:
   - На устье пропуски.
   Это означает, что фланцы стянуты недостаточно плотно, через стык прорывается газ. Если срочно не дотянуть, газ будет промывать уплотнительное кольцо, пропуски будут становиться всё сильнее, к утру уже будет сильная струя.  Тогда придётся снимать наведенную сборку и начинать всё с самого начала. К тому же, Фортуна - девушка капризная, и она, как известно, вращается.  И, если сегодня она повернулась к нам лицом и улыбнулась, завтра она может повернуться противоположным местом.
   Рымчук медленно переводит взгляд с лица на лицо. Он понимает, в каком состоянии люди. Наступила реакция расслабления после трудного дня, сейчас это уже не бойцы, а тряпки. И он не хочет приказывать, он ждёт добровольцев.  Первым встаёт Толик, потом ещё двое, и он уходят спасать ситуацию.
                                                                                                * * *
   Мы едем домой в небольшом автобусе. За окнами уже совсем темно. Но нам не до того. Нас, как всегда, щедро снабдили на дорогу всем необходимым, и мы празднуем победу. Один оперативник, оказывается, прихватил с собой гитару, и мы поём под его аккомпанемент украинские песни. Они прекрасно вписываются в наше состояние. Это песни о другом мире, спокойном, красивом, от которого мы были столько времени оторваны. Если там и кипят страсти, то они совсем другие...
          Галю ж моя Галю!
          Дай воды напыться.
          Ты така хороша,
          Дай хоч подывыться.
   Мы дружно подпеваем. Они слегка удивлены, оказывается, мы тоже знаем эти песни.
          Иванко, ты Иванко,
          Сорочка-вышыванка!
          Высокый та стрункый, высокый та стрункый,
          Ще й на бороди ямка.
   Иван Арсентьевич, один из оперативников, вдруг начинает плакать. Под "газом" люди ведут себя по-разному: смеются, ругаются, дерутся, болтают, некоторые плачут. Мы спрашиваем его, что случилось.
   - Хлопци, пробачтэ нас!
   Мы ничего не понимаем. За что мы должны прощать?
   - Мы гадалы, що городськи - цэ такэ... А вы - як робылы! Як вы робылы!
 Мы стараемся успокоить его. Под действием алкоголя проявляется глубинная суть человека. Значит, у него - совесть.
          Я ж тэбэ, вирная, аж до хатынонькы
          Сам на руках однэсу...
   И ведь отнесёт! И не только свою "кохану". Если пондобится, отнесёт сборку ПВО. Кажется, для этих людей нет ничего невозможного. В России насаждают образ хохла - недалёкого, с ленцой и хитрецой, не интересующегося почти ничем, кроме сала. Но когда где-нибудь на севере громыхнёт фонтан, с которым не могут справиться, первыми на помощь посылают именно хохлов. И он прилетают и уверенно делают то, перед чем спасовали другие.


Tags: фонтанщики
Subscribe

  • Княгиня Ольга.

    Начало Продолжение Экс-президент Украины Пётр Порошенко на своей странице в ФБ 11 марта возмутился тем, что Всемирный экономический форум…

  • Княгиня Ольга.

    Начало Предание нарекло Ольгу Хитрою, церковь – Святою, а история – Мудрою. Только два европейских государства могли в те годы…

  • Княгиня Ольга.

    ВЭФ (Всемирный экономический форум) ко дню 8 марта опубликовал список "Женщины в истории, сформировавшие мир". Ну, я не о том, что…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments