holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Category:

Фонтанщики 29 Берёзовка 102

Мы спускаем трубы. Большинство скважин можно задавить тяжёлым раствором, только, начиная этот процесс с большой глубины. А для этого надо, преодолевая давление, затолкать колонну труб на глубину несколько сотен, а иногда и тысяч, метров.
  Скважина вышла из-под контроля, и буровики бессильны что-либо предпринять. Почти весь буровой раствор выброшен, пласт разрабатывается, а колонна обсадных труб ненадёжна, и не исключено, что произойдёт разрушение скважины.
 
Каждая спущенная труба уменьшает свободный объём скважины, которая отвечает на это увеличением давления. Когда давление увеличивается до опасных пределов, Рымчук останавливает работу, и через дроссельную линию газ и остатки бурового раствора с рёвом выбрасываются на свободу. Беда в том, что задвижки на дроссельной линии слишком быстро выходят из строя, они выдерживают два, от силы три открытия, и, пока одни продолжают спускать трубы, другие, торопясь, чтобы успеть к следующему разу, заменяют испорченные задвижки. Наверное, скважина несёт абразив.  Но, даже если так, почему задвижки такие нежные? Неужели за столько лет не придумали более надёжных? Рымчук даёт команду смонтировать параллельную линию, чтобы использовать одну, пока другая ремонтируется. Мало ли что может случиться, ведь с каждым разом скважина всё быстрее набирает давление.
   Наконец, ситуация осложнилась настолько, что штаб принимает решение организовать круглосуточную непрерывную работу. Нас распределяют по сменам. Вопрос стоит очень остро: кто успеет раньше - мы спустим трубы до приемлемой для задавки глубины, или скважина взорвётся.
   Мы работаем бегом в прямом смысле. Экономятся секунды. Когда мы навинтили очередную трубу, на площадку поднялся Радковский.
   - Хлопцы, не надо затягивать, не тратьте время и силы. Это же VAMовская резьба, её достаточно только довести до упора.
   Он прав. Так мы сэкономим несколько секунд на каждой трубе и силы, чтобы быстрее бегать до самого конца смены.
   Когда мы сменяемся, мы узнаём, что мы так и не догнали предыдущую смену - она спустила труб на 70 метров больше.
                                                                                            * * *
   Мы спим в каком-то большом помещении. Там поставили два ряда кроватей. В каждом ряду по две линии, сомкнутых по узким сторонам. Мы спим головами друг к другу, потому что помыться после каждой смены нет возможности, да и сил.
   Кажется, только заснул, как открывается дверь, свет из коридора бьёт по глазам, и чей-то голос орёт:
   - Шевченко, на смену!
   Чтоб ты скис! Наверное,  обещал разбудить кого-то, а как он найдёт его в этой бочке с селёдками?
                                                                                           * * *
   Я провожаю трубы. Очередную трубу цепляют за верхний конец, и канат лебёдки затаскивает его по
жёлобу. Когда труба прошла жёлоб, она уже почти в вертикальном положении. В этот момент я обнимаю её двумя руками и стараюсь медленно проводить её, чтобы она не ударила, как маятник, по установке. Но у меня для этого не хватает собственного веса, и не я веду её дальше, а она тащит меня. Всё же меня хватает, чтобы не допустить удар.
   Пока не подана очередная труба, у меня есть чуть-чуть времени. Я иду к манометру и смотрю, какое сейчас давление. Подходит молоденький паренёк, буровик. Он всё время контролирует давление и докладывает штабу.

Подъём первой трубы по жёлобу. На неё навинчен башмачный клапан
- А почему вы всё время бегаете? Вы всегда так работаете?
   Если сказать ему правду, он, пожалуй, больше не
решиться зайти в буровую. И я отвечаю:                            
     - Да, стараемся побыстрей ликвидировать аварию.
     Подошло время ужина, но как уйти и остановить работу? И мы уходим по очереди, по одному. Кому-то приходится каждый раз бежать вниз встречать трубу и потом бегом успевать вернуться на площадку, где свинчивают трубы.
                                                                                              * * *
   Спускаемые трубы проходят через герметизатор в самом низу установки. Они постепенно протирают кольцевую герметизирующую манжету. Неизбежно наступит момент, когда её придётся заменить, а для этого надо демонтировать установку и разобрать герметизатор. Но это потребует уйму времени, которого у нас абсолютно нет. Положение кажется безвыходным. Но Рымчук находит простое и эффективное решение. В бочку из-под солярки наливают отработанное машинное масло и разбалтывают в нём порошок графита. Получается чёрная вязкая грязеподобная масса. Квачём надо наносит эту массу на трубу перед её входом в герметизатор, чтобы уменьшить трение и износ манжеты.
   Именно на этом месте, под площадкой, я и стою сейчас. Я не вижу, что делается наверху, и начинаю смазку, когда труба опускается. Под муфту трубы надо подать увеличенную порцию, она больше по диаметру и сильнее терзает манжету. Проблема в том, что колонна уже набрала вес, достаточный, чтобы преодолевать выталкивающее усилие скважины, и трубы идут своим весом, очень быстро. Я не всегда успеваю смазать трубу и иногда ляпаю квачём только под муфту.
   Постепенно приходит сознание того, что я стою на том самом месте, на котором погиб парень из Астраханской части на скважине Карачаганак 427. Погиб из-за того, что не видел, что происходит наверху, как и я сейчас. Если создать устройство для автоматической смазки, можно убрать человека из опасной зоны и обеспечить равномерность смазки независимо от скорости трубы.
   Руки продолжают работать, но теперь к ним подключились мозги. Такова судьба конструктора - нерешённая задача не даёт покоя ни днём, ни ночью, даже во сне. Может, поэтому люди думают, что решение им приснилось?
   А решение, оказывается, очень простое. Если к трубе прижать эксцентрик, закреплённый на конце рычага, то при вращении он заставит рычаг качаться. Другой конец рычага будет двигать плунжер насоса, из которого смазка по трубкам пойдёт к трубе. Такое устройство будет работать только при движении трубы и не пропустит ни одного её участка. А, встретив муфту, эксцентрик отклонится сильнее и подаст под неё увеличенную порцию смазки. Решение настолько простое, так решает все вопросы, что не может не быть оптимальным. Но практическое решение, мелкие подробности и расчёты, естественно, приходится отложить до возвращения.
   Теперь трубы идут настолько быстро,Что мы мигом справляемся, и штаб решает, что колонна ушла на достаточную для задавки глубину.
                                                                                                * * *
   Перед скважиной стоят цементировочные агрегаты. Это могучие грузовики, на которых устанвлены мощные насосы, способные подавать огромное количество жидкости под большим давлением. Ежесекундно надо закачивать кубометры раствора, и сейчас тампонажники соединяют несколько агрегатов в одну систему, чтобы они работали совместно. Они монтируют систему труб между машинами, которая, в конце концов, подключается к устью скважины. Их начальник распоряжается работой, подавая команды в мегафон.
   Мы стоим в некотором отдалении, перед рядом грузовиков, и наблюдаем, как быстро и ловко они справляются с работой. Подходит Радковский и пытается шутить, но никто не улыбается - все измучены, а сейчас не до шуток, потому что давление на скважине растёт с каждой минутой. Успеют,
или сейчас громыхнёт, ПВО взлетит на воздух, скважина выплюнет из своих недр всё, что мы в неё затолкали, и мы получим ещё более тяжёлую аварию - открытый фонтан. Радковский понимает всё лучше нас. Он говорит:
   - Наверное, только я могу шутить в такой ситуации.
   И он уходит к буровой. Скоро он возвращается и нарочито спокойно говорит:
   - Хлопцы, вы бы забрали из буровой наше барахло, а то на скважине уже сто тридцать...
   Через секунду мы бежим к буровой. Мы взлетаем по мосткам хватаем всё
На фото: здесь работал отвод.
красное (весь наш инструмент специально выкрашен в красный цвет) и слышим истошный вопль мегафона:
   - Всем покинуть буровую!!!
    Всё красное уже в наших руках, и мы послушно
убегаем.
                                                                                   
   Радковский советует:
   - Вы лучше отойдите назад, к машинам.
   Это, чтобы мы успели нырнуть под машины, если начнётся выброс труб.
   Через минуту запускаются двигатели цементировочных агрегатов. Они ревут, набирая давление. Когда они выходят на режим, открывают задвижки, и задавочная жидкость врывается в скважину, преодолевая её противодействие.
   Скважина сопротивляется, она выплёвывает раствор через штуцерную линию на отводы вместе с газом. Но мощная батарея агрегатов подаёт больше жидкости, чем успевает выбрасывать скважина. Постепенно столб газа внутри скважины насыщается раствором всё больше и больше, он становится всё тяжелее. Наконец, его давление преодолело давление пласта, и скважина в бессилии сдаётся. На концах отводов стало тихо. Это она, тишина победы.
   Мы успели!

Tags: фонтанщики
Subscribe

  • Поёт лисапетный батальон

    За віконцем сонечко встає Бог здоров'я кожному дає, Навіть нашій супермодній Ганці Засміялось сонце на фіранці. Восени квітують будяки, На селі…

  • Песня морю

    О соленое море, сколько в тебе соли! Это слезы Португалии. За то, что овладела тобой, сколько матерей плакало, Сколько детей молилось напрасно!…

  • Нет пути назад

    Ты не прячь глаза, погляди: Нет пути назад, нет пути. Ты навеки наш, не ищи ты Ни спокойствия, ни защиты. (фильм "Господин 420")…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments