?

Log in

No account? Create an account
holonist [userpic]

Прага 73 года назад. Начало.

May 8th, 2018 (08:39 pm)



               А переулки возле Тына
               Хрипели сдавленно, когда
               Орудия ревели в Летне,
               И защищая башню, ветви
               Ломались, рвали провода...
                                  (Я. Сейферт)


Мне удалось побывать в Праге. Её не случайно называют "злата" - она, действительно, очень красива. В одном месте я увидел на здании вывеску: "Пражское радио". Это было оно, то самое, которое 5 мая передало в эфир в оккупированном немцами городе: «Пражане, мы зовем вас в бой за Прагу, за честь и свободу народа! Стройте баррикады! Будем сражаться! Союзные армии приближаются! Надо выдержать, остаются всего лишь часы. Выстоим! Вперед, в бой!»

Да, всё было совсем не так, как нам рассказывали на уроках истории. Пражское радио не  умоляло командование Красной Армии "Спасите Прагу". У чехов был другой союзник.

Как было на самом деле, рассказывает на сайте http://www.radio.cz  историк Кирилл Алесандров, на чей рассказ я вышел благодаря публикации в ФБ https://volnodum.livejournal.com

Вот его рассказ.

— Кирилл, можно ли День Победы, который отмечается в Чешской Республике 8 мая, назвать днем, когда и в Праге закончилась война?

— Когда она закончилась в Праге — вопрос сложный, потому что можно дискутировать о том, что такое война. Война — это столкновение организованных вооруженных сил, «акт человеческого общения и социальной жизни», или это кровопролитие, вооруженная борьба разных сторон, которая может носить как организованный, так и хаотичный характер? Все зависит от того, какой смысл мы вкладываем в слово «война».

Если иметь в виду организованную вооруженную борьбу двух противостоящих сторон, то у меня сложилось впечатление, что в Праге все закончилось 8 мая между 16 и 18 часами, когда начал действовать Протокол о капитуляции, подписанный с одной стороны комендантом Праги генералом Рудольфом Туссеном, а с другой — представителями чешского сопротивления, чешской Народной Рады. Это произошло примерно за 12 часов до того, как в Прагу вошли танкисты Красной армии. Акт капитуляции пражского гарнизона имел большие политические последствия. Через два часа после того, как этот протокол был подписан, в Праге фактически прекратились организованные боевые столкновения. И до полуночи девятого мая те немцы, которые хотели сдаться американцам, уходили из города, по направлению на Пльзень.

Юридически война закончилась ночью 9 мая, о чем широко объявили радиостанции. И только в четыре утра до Праги дошли первые бронетанковые части Красной армии — 62-я и 63-я танковые бригады 10-го танкового корпуса, 70-я самоходная бригада 4-й гвардейской танковой армии. А вот запись из журнала 3-й гвардейской танковой армии о боевых действиях за 9 мая: «Противник, не оказывая сопротивления, массовыми группами сдавался в плен наступающим нашим частям. В течение дня 09. 05. 45. сдалось в плен до 10 000 солдат и офицеров. В ночь с 8 на 09. 05. по всем радиостанциям передано сообщение о полной и безоговорочной капитуляции Германии».

— То есть Красная армия, по сути, воевала в Праге с неорганизованными немецкими частями, которые действовали, так скажем, сами по себе?

— В Прагу войска Красной армии вступили после юридического окончания войны. Де-факто мелкие стычки имели место — но они происходили на разных театрах военных действий еще как минимум неделю, а в Курляндии противник сопротивлялся до середины мая. В Праге, судя по советским документам, происходили именно стычки с неорганизованными группами немцев. Вот, например, отрывок из боевого донесения № 0426 к 19. 30. 9 мая 3-й гвардейской танковой армии: «Противник разрозненными группами, не оказывая сопротивления, сдается наступающим частям армии, отдельные группы рассеиваются по лесам». В журнале боевых действий запись: «55-я гвардейская танковая бригада к 9:00. вышла на северо-западную окраину г. Прага и продолжала уничтожать разрозненные группы противника и к 13:00. вышла к центру Праги, где боевые действия противника были прекращены».

Задача Третьей и Четвертой гвардейских танковых и Тринадцатой армии заключалась в том, чтобы пленить ту часть пражского гарнизона, которая не ушла в американскую оккупационную зону. По протоколу о капитуляции, который я упомянул, войска пражского гарнизона и проживавшие в городе немцы, — те, кто этого хотели — могли уйти в Пльзень к американцам, где проходила демаркационная линия, разделявшая советскую и американскую зоны влияния. Те, кто не ушли, были пленены Красной армией. Но можно ли пленение части гарнизона, уже капитулировавшего, называть освобождением города? В этом я, честно говоря, сомневаюсь.

— А можно ли сказать, что Прагу освобождала армия генерала Власова?

— Армия Власова, как оперативное объединение, в боях за Прагу не участвовала и участникам Пражского восстания не помогала. В Пражском восстании активно и энергично участвовала только одна дивизия — Первая дивизия войск Комитета освобождения народов России (КОНР). Правильно называть власовскую армию именно так. Русская Освободительная Армия, о которой часто говорят, имея в виду власовцев, это пропагандистский штамп или некий символ.

РОА, как оперативное объединение, никогда не существовала. Русской Освободительной Армией называли в совокупности все русские подразделения и части, сформированные в 1943–1944 годах в составе Восточных войск Вермахта, использовавшиеся преимущественно поротно и побатальонно. Войска же КОНР стали формироваться в октябре — ноябре 1944 года, в связи с Пражским манифестом и институционализацией самого Комитета. Часть батальонов РОА, понесших большие потери, и часто менявшие свой состав за счет пополнений, стали «донорами» для Первой и Второй дивизий. В Праге в боевых действиях с 6 мая и до утра 8 мая участвовали части Первой пехотной дивизии генерал-майора Сергея Кузьмича Буняченко.

Как вообще дивизия Сергея Буняченко оказалась в окрестностях чешской столицы? Оказывается, ее путь просто проходил в нескольких километрах от Праги. А вот куда и зачем двигались солдаты — это часть плана генерала Андрея Власова.
— В середине апреля 1945 года все власовские соединения и части войск КОНР находились в разбросанном состоянии — в Германии, Италии, Хорватии, Словении. Обсуждался вопрос — что делать? Существовал ли какой-то план?.. Дело в том, что течение какого-то времени Власов находился в переписке с двумя сербскими военно-политическими деятелями, генералом Драголюбом Михайловичем, командовавшим Югославским войском в Отечестве (ЮВО) — четниками — и лидером югославянской организации «Збор» подполковником Димитрие Летичем. План заключался в следующем. И Летич, и Михайлович, опираясь на поддержку губернатора Словении генерала Льва Рупника, который, кстати, был женат на русской, предлагали сосредоточить все антикоммунистические силы в Словении, в районе Любляны, чтобы фактически разделить Югославию на две части: северную — антикоммунистическую — и южную, остававшуюся под контролем маршала Иосипа Тито.

Такой «корейский» вариант. Им казалось, что западные союзники будут заинтересованы в «словенском буфере», так как Словения закрывала выход Тито к границам Австрии. Соответственно, Михайлович и Летич, имевшие не менее 40 тысяч бойцов, были заинтересованы во власовцах. В штабе Власова служил связной, майор Александр Трушнович — офицер Корниловского Ударного полка, эмигрант, состоявший членом организации Летича. Власов рассчитывал собрать свои силы на севере Югославии, чтобы объединиться там с сербскими монархистами и занять «сильную позицию» в переговорах с союзниками. Поэтому первоначальная часть плана была в том, чтобы соединиться, собрать силы в районе Зальцбурга, и уже оттуда двигаться в Южную Австрию и в Словению к Любляне.

Андрей Власов предоставил определенную свободу своим подчиненным, посвятив их в эти свои планы. Те начали предпринимать самостоятельные шаги, а сам же Власов, находившийся под пристальным вниманием немцев, «оттягивал» на себя все их внимание. Несмотря на то, что рядом с Власовом постоянно находился контролировавший каждый его шаг оберфюрер СС Эрхард Крегер, генерал в конце марта встретился с Буняченко, находившемся со своей дивизией на Одерском фронте.

Генерал Буняченко решил двигаться с Одера в Богемию — и далее — в сторону Австрии. Командующий группой армии «Центр» фельдмаршал Фердинанд Шёрнер был недоволен этим решением Буняченко, но подумал, что в то время, когда наступают и Красная армия, и союзники, не стоит начинать внутренние «войны» внутри немецкой армии, частью которой пока были власовцы. Буняченко получил от Шёрнера приказ занять позиции у Брно. И дивизия генерала Буняченко, которую еще снабжало немецкое командование, двинулась в этом направлении. Однако вскоре Шёрнер понял, что Буняченко хочет его обмануть.

Сначала власовскому генералу поставили ультиматум подчиниться немецкому командованию, а потом Шёрнер приказал разоружить дивизию Буняченко. Что было сделать нереально. Но этот приказ Шёрнера окончательно настроил власовского генерала действовать по своим планам и выйти из-под его командования.

5 мая в чешской столице началось Пражское восстание. В Чешский Национальный совет (Народную Раду) входили представители многих движений, включая коммунистов. У них были разные мнения о том, как себя вести и что делать после окончания войны, но была и общая цель — освободить Прагу. Солдаты дивизии Сергея Буняченко стали союзниками повстанцев, но члены Рады об этом не были поставлены в известность. Переговоры военного командования повстанцев с власовцами велись без их участия.

— Один из членов Народной Рады Отакар Махотка в начале шестидесятых годов прошлого века в частных письмах — я с ними работал, они хранятся в архиве Стэнфордского университета — писал, что прошло всего несколько лет после восстания, и в конце сороковых годов советские дипломаты совершенно откровенно говорили бывшим членам Рады следующее. Во-первых, вы лишили Красную армию лавров освободительницы Праги, вызвали себе на помощь каких-то власовцев — предателей и изменников родины. А во-вторых, как сообщал Махотка, Сталин рассчитывал, что если бы Красная армия освободила Прагу, то чехи становились обязанными за свое освобождение. И могли принять новую политическую структуру, политическую форму, которую им собирался предложить товарищ Сталин. Все должно было завершиться советизацией Чехословакии.