holonist (holonist) wrote,
holonist
holonist

Леонардо 11

11.     У мастера много работы

    Леонардо был знаменит. Его приглашали властители и священники монастырей, и он путешествовал по Италии. Был в Мантуе, Помбино, Риме, Венеции, несколько лет провёл в родной Флоренции, некоторое время снова в Медиолане, где ещё раз попытался исполнить большой памятнок вождя на коне; в этот раз это должен был быть Тривульчио, победитель армии Людовико.

    В выборе образов кисть Леонардо избегает теперь пап, королей, князей, кардиналов. И берётся он теперь за кисть редко, только тогда, когда появляется желание, а оно приходит неожиданно.

    Однажды, услышав, что монахи монастыря сервитов во Флоренции хотят иметь новую картину в своей церкви Благовещения, сообщил, что мог бы осилить эту работу. Сервиты уже заключили договор с  молдым талантливым художником Филлипино Липпи, и тот вежливо устранился, уступая место знаменитому мастеру.

    Леонардо поселился в монастыре и, наслаждаясь господствующим здесь покоем, посвящал время скорее своим исследованиям и изобретениям, чем написанию заказанной картины. И только после многочисленных упрёков приступил к работе – и так появилась «Святая Анна», картина, изображающая Марию с младенцем и святую Анну, мать Марии. Мария придерживает, играясь, маленького младенца, а сама сидит на коленях своей матери. Эту неестественную, вообще-то, композицию фигур художник исполнил так правдоподобно, что внимание привлекает только то, что является сутью картины: любовь, которую мы наблюдаем в загадочных улыбках и нежных жестах обеих женщин.

    Необычность этой работы привела к тому, что не только сервиты приняли её с большим удивлением, но все во Флоренции хотели её увидеть. Монахи выставили её не всеобщее обозрение; два дня продолжалась процессия самых разных людей, молодых и старых, знатоков искусства и попросту людей, интересующихся необычным.

  Вскоре после этого монах Петро да Новеллара писал принцессе Изабелле дЭсте, которая очень хотела иметь какую-нибудь картину Леонардо, что мастер утратил всякий интерес к живописи и посвятил себя целиком геометрии.

    Действительно, в это время Леонардо много работал над освоением перспективы и геометрии, но не только. Он интересовался десятками разнообразных научных и технических проблем. Он много читал,  ставил многочисленные опыты, так как желал знаний, опирающихся на исследования, что неоднократно подчёркивал в своих письмах.

    Он заполнял дневники рисунками и чертежами, и каждый снабжал комментарием. Он писал так же, как и рисовал, левой рукой, и не слева направо, как пишут все, а справа налево. Наверное, ему было так удобней, а, кроме того, так записи становились труднее для прочтения нежелательными глазами, а Леонардо всегда заботился о сохранении в тайне своих исследований.

    Спустя много лет после смерти Леонардо, когда расшифровали часть его заметок, когда исследовали сотни страниц, заполненных записями, читаемыми только с помощью зеркала, , оказалось, что этот человек был самым всесторонне развитым умом своей эпохи, если не всех времён. Художник, скульптор, он создал столько изобретений в самых разных областях техники, что они исчисляются десятками.

    Изобрёл, среди прочего, устройство, называемое «камера обскура», прототип фотоаппарата, магазин для пуль, экскаватор, дифференциал, или используемый сегодня во всех автомобилях механизм, разделяющий нагрузку на задние колёса.

    Осуществил в монастыре Санта Мария Новелла свыше тридцати вскрытий трупов, открывая много тайн человеческого тела, в том числе – строение черепа, а также мозга; как никто другой до него познал Леонардо систему кровеносных сосудов.

    Когда турецкий флот угрожал Венеции, он взялся его уничтожить путём использования изобретённой им подводной лодки. И так же, как хотел создать корабль, плавающий под водой, много мечтал и работал над постройкой аппарата, который позволил бы человеку летать в воздухе.

    Он покупал во Флоренции на рынке птиц и выпускал их. Говорили, что он поступал так из любви к природе, что хочет вернуть птицам свободу. Он же, прежде всего, наблюдал за их полётом, и подобно их крыльям, проектировал крылья «большой птицы», двигающейся мускульной силой, на которой хотел взлететь с вершины Монте Цецеро, используя её как трамплин. Ибо трамплин тоже изобрёл он.

    Однако ни одно из открытий Леонардо не вошло в историю науки и техники его усилиями. Спустя несколько десятков или сотен лет кто-то другой совершал это открытие, более практичный, чем создатель «Тайной вечери», кто-то, сосредоточенный в одной только области: анатомии, строительстве каналов или создании строительных машин.

    Леонардо хотел слишком многого, больше, чем может охватить и сделать один человек. Неудивительно, что в его бурлящие идеи, проекты вкрадывались ошибки, и что расчеты переплетались у него иногда с фантазированием.

    В определённый момент сбылись его мечты – он стал военным инженером. Сначала у коварного Цезаря Борджиа, потом во Флоренции. Тут его осенила идея, как победить Пизу, которая была в состоянии войны с Флоренцией,  без единого выстрела: изменить русло реки Арно так, чтобы она впадала в море, минуя Пизу. Нетрудно представить себе, к какой беде привело бы город отсутствие животворящей реки.

    К своей необыкновенно смелой идее он сумел привлечь командующего Содеринего и часть управляющего Флоренцией Совета Десяти. Приступили к работе. Сотни рабочих копали канал. Леонардо руководил работами, изобретал всё новые машины, ускоряющие работу. Несмотря на это, строительство канала затягивалось, потому что всё время не хватало средств: могие люди , правящие Флоренцией, не верили, что всё это мероприятие вообще возможно выполнить.

    Однажды уже показалось, что Леонардо победил: пришло половодье , и воды Арно  с шумом хлынули в канал. Однако потом наступила сушь, и река вернулась в своё русло. Потом, после большой бури, которая уничтожила часть созданного, прекратили дальнейшие работы, несмотря на то, что некоторые из привлечённых экспертов имели мнение, что план Леонардо реален. Сегодня мы знаем, что эксперты были правы, и что можно изменять русла рек. Правда, удалось в этом убедиться только спустя несколько столетий.
   (продолжение следует)

Tags: Леонардо, искусство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Не хлебом единым 2

    Начало Пчелиный рой, муравейник и человечество живут по подобным законам - "как наверху, так и внизу". Есть исполнители разных…

  • Не хлебом единым 1

    Ошейник раба легче доспехов воина. Давно замечено, что евреи добиваются успехов во многих областях науки, культуры, экономики. В чём дело, они…

  • Из ничего и выйдет ничего (Шекспир)

    Илья Яшин, глава муниципального органа Красносельский, оппозиционный депутат (да, оказывается ещё сохранились и такие!) задал Путину вопрос - не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments